СИЛЬНОЕ ЗВЕНО Акустика Wilson Audio Maxx 2

#12/2008 Николай ЕФРЕМОВ

Линия горизонта

Искать идеальное звучание — все равно что пытаться достичь горизонта. Чем больше усилий тратишь, тем дальше он отодвигается. Чем лучше начинаешь разбираться в звуке, тем выше поднимается планка и менее достижимым становится результат. Но выйти из этой гонки можно, ориентируясь не на мнимую, а на вполне конкретную линию горизонта. Прочертить ее не так уж сложно, нужно лишь отбросить все нерациональное — азарт, понты, тщеславное стремление переплюнуть кого-нибудь из знакомых...

Разумеется, ценовой предел задаётся индивидуально, но присматриваться, на мой взгляд, стоит к компонентам, правильным с инженерной точки зрения. Реальный авторитет производителя определяется не экзотическим видом изделий и способностью напустить эзотерического туману, а реализацией четко сформулированных принципов, подтвержденных многолетней практикой. Именно такую технику мы сегодня и будем слушать, сделав акцент на акустику Maxx 2 американской компании Wilson Audio Specialties.

Эти колонки похожи на уменьшенную копию Alexandria, андроидоподобной конструкции, ставшей визитной карточкой компании и символом High End Audio. Но «Максы» появились на свет на два года позже — именно столько потребовалось Дэвиду Вилсону, основателю и главному конструктору, чтобы создать бескомпромиссную акустику, которая могла бы работать не только в просторных залах, как «Александрия», но и в обычных жилых условиях. Обычных по американским меркам — даже «уменьшенная копия» имеет высоту метр шестьдесят и весит без малого 200 кг.

Корпус Maxx 2 состоит из двух независимых секций. В нижней находится 13-дюймовый сабвуфер и 10,5-дюймовый низкочастотник, работающие в фазоинверторном оформлении. Частота настройки настолько низка, что позволила сместить нижнюю границу до 20 Гц (по уровню -3 дБ), т.е. почти на октаву ниже, чем у большинства напольных систем подобных габаритов. Верхняя часть полностью развязана от нижней и допускает регулировку в двух плоскостях — ее можно в некоторых пределах двигать вперед или назад, а также менять наклон. Такой тонкой подстройкой достигается временное согласование полос в реальных условиях. Пара 18-сантиметровых среднечастотников с бумажными диффузорами — знаменитые ScanSpeak Revelator, а дюймовый твитер с вогнутым титановым куполом позаимствован у Focal и доработан в соответствии с жесткими требованиями Дэвида Вилсона. СЧ-драйверы столь солидного калибра были выбраны для цельного воспроизведения всего певческого диапазона — если вокал попадает на стык полос, даже от прекрасно исполненной арии удовольствия вы не получите. А верхняя граница у такого среднечастотника — порядка 1,5 — 1,8 кГц, соответственно, для надежной стыковки твитер должен работать столь же низко. Такое требование наилучшим образом удовлетворяют именно «Фокалы».

Акустика четырехполосная, но клемм для подключения усилителя всего две. В столь тщательно рассчитанной и изготовленной акустике смысла в двух- или трехпроводной линии нет, этим, скорее, можно навредить. Элементы кроссоверов подбираются с точностью ±0,2 дБ, и смонтированы они в коробах-экранах, намертво залитых компаундом. Впрочем, при желании bi-amping попробовать все же можно, сняв раздельные перемычки между фильтрами, СЧ и ВЧ-секциями. Там же, под крышкой спрятан магазин мощных резисторов, подбором которых добиваются ровного тонального баланса системы.

Напомню, что корпуса акустики Wilson Audio отливаются из композитов, которые затем обрабатываются подобно металлу. Состав был получен в результате долгих и затратных экспериментов, и поэтому держится в секрете. В компании исследовали все материалы, применяемые в индустрии — MDF, фанеру, дерево (в частности, дуб), алюминий, новейшие композиты HPL (High Presure Laminate), некоторые минералы и керамику. Выяснилось, что MDF, например, отличается очень сильным поглощением и высокой скоростью затухания колебательных процессов, но имеет три выраженных резонансных пика. Резонансы фанеры более размыты, но на средних частотах скорость затухания недостаточна. Дуб во многом хорош, но непозволительно «затягивает» низкочастотные гармоники. Алюминий имеет противоположные акустические свойства — затухание очень быстрое, зато спектр резонансов чрезвычайно широк, вплоть до ВЧ. Оказалось, что идеального материала для АС в готовом виде не существует. Чтобы выйти из положения, Вилсон заказал нескольким американским университетам разработать вещества с требуемыми характеристиками. Так и появились два секретных материала, которые в официальных публикациях Wilson Audio фигурируют под кодовыми названиями X и M. Они пригодны для механической обработки и склейки. Первый обладает очень высокой плотностью, похож на каменную плиту, не имеет низкочастотных резонансов. Второй легче, напоминает полимер, по технологии производства близок к HPL, но у него всего один явный резонанс, зато в остальной полосе обладает практически идеальными акустическими параметрами.

Отделке корпусов компания придает очень большое значение. Лакокрасочный слой (в нашем случае это Aspen Silver, «осиновое серебро») наносится вручную, с помощью краскопультов, а после сушки все поверхности тщательно полируются. Если при этом обнаружится хотя бы ничтожный пузырек или постороннее включение, корпус отправится на повторный цикл покраски и шлифовки.

Чтобы облегчить перемещение столь тяжелых систем, в нижней платформе имеются притопленные ролики. В рабочем же положении «Максы» опираются на штатные шипы с подпятниками.

Теперь о сопутствующих компонентах тракта. Хотя формально благодаря высокой чувствительности Maxx 2 не требуют большой подводимой мощности (по паспорту они работают от 7 Вт), экономить на усилителях не советую. Как показало предварительное прослушивание, для раскрытия всего динамического потенциала этим колонкам нужен большой ток. Именно поэтому были выбраны моноблоки Lamm M1.2 Reference (подробнее о них см. http://www.salonav.com/arch/2008/08/062.shtml), которые их создатель, Владимир Ламм считает лучшими из всего, что он сделал за всю жизнь. Каждый из этих монстров, весящих более 30 кг, способен отдать в 8-омную нагрузку 110 Вт в чистом классе А. Усилители прекрасно справляются и с низкоомной нагрузкой (у Maxx 2 заявленный минимум импеданса -3 Ом), но класс А будет поддерживаться в более узком диапазоне мощностей. Схемотехника гибридная, т.е. использует лампы и транзисторы — по напряжению сигнал усиливается двойным триодом 6922 (6DJ8, E88CC, 7308, 6Н23П-ЕВ), а по току — 150-ваттными полевыми транзисторами Toshiba 2SK1530 и 2SJ301, включенными по шесть в каждое плечо.

Предварительный усилитель L2 Reference состоит из двух полноразмерных 19-дюймовых блоков с П-образными скобами для монтажа в стойке. В верхнем смонтирован транзисторный аудиотракт с со всей коммутацией и регуляторами громкости, а в нижнем — стабилизированный источник питания на лампах. О нем я тоже рассказывал раньше, поэтому повторяться не буду.

Источник тоже знакомый — транспорт CDSD и процессор DCC-2 от EMM Labs. Этот двухблочник воспроизводит CD-Audio, SACD (в т.ч. и в многоканальном варианте) и mp3, а также считывает стереофонический саундтрек, закодированный в AC-3 на DVD и DVD-A. Помимо стандартного AES/EBU, он оснащен фирменным оптическим интерфейсом EMM Labs OptiLink, на который выводится цифровой сигнал со всех носителей. Именно его мы использовали при прослушивании, поскольку при передаче синхроимпульсов по отдельной линии получается минимальный уровень джиттера.

Электронный блок DCC-2 компания позиционирует как «управляющий центр», поскольку помимо ЦАПов и декодера DSD, он содержит предусилитель с регулятором громкости и коммутатором входов. У него аналоговый тракт на дискретных элементах, малошумящий источник питания, многослойные печатные платы с оптимизированной «землей», а также высокоточные PCM и DSD-преобразователи.

Напомню, что для установки акустики Wilson на дом к клиенту выезжает специалист, который находит оптимальное положение каждой колонки с точностью до сантиметра. С помощью тестовых записей находятся т.н. «нейтральные зоны», где отражения от задней и боковой стен меньше всего влияют на тембральный баланс и звуковую сцену. Действительно, было бы обидно когерентность излучения, которую столь тщательно выстраивали при проектировании и изготовлении акустики, нарушить из-за неправильной установки.

И еще раз о помещении, которое сыграло огромную роль при прослушивании. Многослойные разновысокие блоки, отделанные натуральным шпоном, «разбивают» отражения и тем самым препятствуют возникновению стоячих волн. Элементы обработки с различным коэффициентом поглощения устранили гулкость, и при этом зал отнюдь не переглушен. Перед прослушиванием окна с тройным стеклопакетом закрывались изнутри моторизованными ставнями, полностью изолируя помещение от уличных шумов. Акустика устанавливалась на массивные каменные плиты, лежащие на подушке из кварцевого песка и не имеющие контакта с остальным полом.

После прогрева системы ставлю сборник симфонических произведений [1], записанный с колоссальным разрешением и динамикой. Первое же tutti поражает — мощнейшая энергетика обрушивается и буквально накрывает с головой. Ни малейших усилий, ни нарушений тембра или потери разборчивости на оглушающих пассажах. А ведь спектр фонограммы очень богатый, в нем масса инструментов, и каждый с собственным характерным звучанием. Пожалуй, впервые почувствовал истинный размер зала, в котором записывалась, в частности, «Жар-птица» Стравинского — благодаря мощной инфранизкой составляющей сцена приобрела потрясающие масштабы. Но это как бы фон, не отвлекающий от музыки, которая воспринимается очень цельно. Пожалуй, это главное — слышишь именно музыку, не задумываясь о средствах воспроизведения. Ни тракт, ни акустика не выдают своего присутствия, звуковая картина словно живет собственной жизнью. Кстати, такого эффекта не было даже при демонстрации Alexandria 2 на выставке Top Hi-Fi & Home Theatre — там что-то мешало полностью отвлечься от материального. Скорее всего, кривой зал со слишком большим временем реверберации.

Но как «Максы» играют на малых уровнях? Здесь ведь какая сложность — драйверы, рассчитанные на большие амплитуды сигнала, как правило, имеют слишком тяжелые (что обусловлено необходимой прочностью) диффузоры. А масса — это инертность, т.е. неспособность быстро реагировать на слабые возмущения. При снижении уровня музыкальный спектр остается прежним, но уменьшается масштаб оркестра — он словно уходит вдаль, за горизонт, как в финале «Equinoxe» Жана-Мишеля Жарра. При этом динамический диапазон уменьшается пропорционально, с прежним соотношением между forte и piano.

Еще один интересный момент — полная сыгранность низкочастотной ритм-секции с остальными драйверами. Теперь понятно, почему Дэвид Вилсон не рекомендует bi-wiring — он может нарушить это хрупкое равновесие. На диске Radiohead [2] партия баса четко синхронизируется с обертонами, улетающими в ультразвуковую область. Правда, такая слитность достигается лишь в том случае, когда правильно выбран наклон СЧ/ВЧ-секции, чувствуется, что горизонтальная диаграмма направленности Maxx 2 намного шире вертикальной. Это свойственно всем многополосным АС, и тем не менее ни в одной из них настройка твитера вверх-вниз не предусмотрена.

При высоком динамическом разрешении и широкой рабочей полосе (особенно в инфранизкой области) звучание остается в меру нейтральным, не переходя ту грань, за которой начинается студийная аналитичность и равнодушие. Архивные фонограммы [3] не теряют жизни, но в них и не появляется неуместного гламура, что часто бывает при перекосах тонального баланса или посторонней окраске. Все звучит очень естественно и абсолютно адекватно, особенно медные духовые и ударные.

Построение пространства заслуживает отдельного упоминания. На SACD «Goodbye Yellow Brick Road», сделанном с аналогового мастера [4], всего два канала, но сцена четко разворачивается в трех измерениях. Чувствуется перспектива, уходящая далеко за линию колонок, удары колокола на «Funeral For a Friend» доносятся словно с улицы. Есть драйв, настроение, но при желании легко заметить и огрехи аналоговой записи — различная коррекция на треках, шум микрофонного усилителя, периодически включающаяся реверберация и т.д. Но можно на это не отвлекаться, поскольку самой музыки здесь очень много.

После прослушивания поймал себя на мысли: если так играет «уменьшенная копия», то чего же ждать от «Александрии»? Мне кажется, она сделает все то же самое, но в гораздо большем помещении. Что не так просто, как кажется — чтобы перенести описанные качества на более высокий энергетический уровень, требуются совершенно несоизмеримые затраты, как интеллектуальные, так и финансовые. l

КОМПОНЕНТЫ

  • CD/SACD-транспорт EMM Labs CDSD (321000 руб.).
  • Универсальный конвертер EMM Labs DCC-2 (438000 руб.).
  • Акустический кабель Crystal Cable Ultra (233000 руб.).

нижняя граница по уровню -3 дБ сдвинута до 20 Гц, т.е. почти на октаву ниже, чем у большинства напольных систем подобных габаритов

Паспортные характеристики Wilson Audio Maxx 2

  • Конфигурация 5 излучателей 4 полосы
  • Диапазон воспроизводимых частот (+0/-2 дБ), Гц 20 — 21000
  • Чувствительность, 2,83 В/1м, дБ 92
  • Сопротивление, Ом
  • - номинальное 8
  • - минимальное 3
  • Акустическое оформление фазоинвертор
  • Минимальная мощность усилителя, Вт 7
  • Габариты, см 43,2 х 160 х 56
  • Масса, кг
  • - двух систем в упаковке 499
  • - одной системы нетто 186
  • Цена, руб. 1650000

cлышишь именно музыку, не задумываясь о средствах воспроизведения. Ни тракт, ни акустика не выдают своего присутствия

МУЗЫКА, КОТОРУЮ МЫ СЛУШАЛИ

  • 1. «Tutti! Orchestral Sampler». HDCD Reference Recordings, 1997. 24-битовая запись симфонических произведений известных композиторов. Огромный динамический диапазон.
  • 2. Radiohead, «The Bends». Capitol, 1992. Великолепные пространственные эффекты, богатый спектр и динамические контрасты.
  • 3. Ella Fitzgerald & Louis Armstrong, «Porgy & Bess». Verve, 1958. Старая, но очень красивая фонограмма с идеально прописанными голосами и четко выстроенной звуковой сценой. Как нельзя лучше подходит для выявления окраски в певческом диапазоне и нарушений локализации.
  • 4. Elton John, «Goodbye Yellow Brick Road». Mercury SACD, 2003. «Чистый» DSD, без промежуточной оцифровки. Почти аналоговый саунд.

при высоком динамическом разрешении и широкой рабочей полосе звучание остается в меру нейтральным, не переходя грань, за которой начинается аналитичность и равнодушие

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"