JAZZАЛЬБОМ

#09/2008 Дмитрий УХОВ

Dianne Reeves

«When You Know»

Angel

У всегда ослепительно улыбающейся Дайанн Ривз от природы есть все, чтобы она вот уже на протяжении лет тридцати считалась одной из лучших вокалисток джаза. И, в общем, мисс Ривз таковой и считается, И даже получает премию «Грэмми». Но если оглянуться на четверть века ее карьеры, как-то неожиданно приходит мысль, что большинство дисков, даже удостоенных разных премий, как-то не очень остается в памяти. В чем составляющие успеха джазового музыканта или певицы, кроме имиджа, природных вокальных данных и хорошей школы, таланта и удачи? Разве что всем врезалось в память, насколько Ривз адекватна в эпизодической роли джазовой певицы в фильме Джорджа Клуни «Спокойной ночи и удачи».

Вот и очередной альбом джазовой любовной лирики «Когда ты знаешь» вызывает противоречивые оценки, причем преобладают, скорее, сдержанные, хотя все вроде бы опять же на месте. Есть и кинохит Мишеля Леграна «The Windmills of Your Mind» (спетый и сыгранный как модальный вальс), и босса-нова (спетая просто как босса-нова) А.К. Жобима, и отличный скэт между джазовыми словами певца и автора текстов Джона Хендрикса («Social Call»), и аккомпанемент модного гитариста Ромеро Любамбо, и стильное соло другого гитариста Рассела Мэлоуна. И свинговый хит Лайонела Хэмптона «Midnight Sun» («Белая ночь»), превращенный в балладу — нет, не Мисс Ривз, а ее кумиром — Сарой Воан. Не хватает только одного — чего именно, опять же сформулируйте сами для себя, своими словами.

Bik Bent Braam

«Extremen»

toondist /subdist

После очерка о советском джазе (Frederic Starr, «Red & Hot»), изданного, скорее, по политическим мотивам, второй в США стала книга об истории этой музыки в Нидерландах (Kevin Whitehead, «New Dutch Swing»). Так что фактически голландский джаз первым привлек внимание на родине этой музыки. Тем, что первым органично перешел от авангарда к постмодернизму. Мало того, что оба коллектива/кооператива, которые обеспечили этот переход — ICP и отколовшийся от последнего Willem Breuker Kollektief — существуют до сих пор, то есть уже больше тридцати лет, так к ним прибавился еще один — Bik Bent Braam, или сокращенно BBB. И вот уже двадцать с лишним лет остается таким же, скажем так, задиристо фри-джазовым, то есть авангардным, как и в 1986 году, когда пианист Микель Браам собрал тринадцать музыкантов, чтобы они истолковывали его cues (буквально: команды, указания, дирижерские знаки), а на самом деле словесные и иногда записанные конвенциональными нотами «идеи» для коллективной импровизации. И вот двадцать лет сборная команда новоджазовых голландцев выходит на сцену, не имея перед собой ни аранжировок, ни списка композиций, которые будут исполняться, ни темпов, ни последовательности соло. И представьте, альбом BBB «Bonsai» обозреватель общенациональной газеты назвал лучшим диском 2002 года, так же был принят и следующий. Новый, как явствует из названия, еще «экстремальнее» двух предыдущих.

Freddy Hubbard & the New Jazz Composers Orchestra

«On the Real Side»

Four Quarters/Times Square

Каким-то совершенно неисповедимым образом трубач Фредди Хаббард в 60 — 70-е годы оказывался участником без преувеличения эпохальных проектов, открывших спонтанную коллективную импровизацию. Увы, с конца 70-х его выступления и записи (особенно под собственным именем) больше напоминали либо приземленный straight ahead, либо легкий электрический джаз того типа, что сейчас называют «лаундж». Лишь изредка, как, например, в 1990-м, когда Фредди Хаббард в первый и последний раз выступал у нас, он поднимался до своих прежних высот. Впрочем, за пределы современного мэйнстрима не выходил. Не вышел за них и на альбоме «На стороне реальности», выпущенном к собственному 70-летию со специально собранным коллективом под многообещающим названием «Октет новых джазовых композиторов», или еще претенциознее — «Композиторов нового джаза». На самом деле нет никакого «нового джаза» — «камерный джаз-оркестр» этих «композиторов» играет только хорошо известные вещи Хаббарда, сочиненные и записанные им в разное время, хотя, конечно, заново аранжированные в духе все того же Оливера Нельсона. Мало кто знает, что почти сразу после гастролей у нас Хаббарду удалили злокачественную опухоль на верхней губе. Потом оперировали еще несколько раз. Но трубач не сдается, тем более что в него верит его молодой коллега Дэйвид Вайсс, который, собственно, и собрал «Октет новых джазовых композиторов» и играет в нем на трубе. А сам Хаббард — только на флюгельгорне.

Martial Solal

«In & Out» (with Johnny Griffin)/Solal Dodecaband Plays Ellington

Dreyfus Jazz

Французская фирма взяла да и выкинула фортель: ничтоже сумняшеся использовала два старых альбома пианиста Марсьяля Солаля (оба — 2000 года), закатала оба в одну, без всякой фантазии оформленную и явно наспех изготовленную суперобложку и продает два по цене одного! Спрашивается: реализует залежалый товар?

А даже если и так, то какая разница, если оба альбома — рискну утверждать — блестящие. И на свете еще достаточно много ценителей настоящей джазовой импровизации и, так сказать, «скомпонованной импровизации» — аранжировки, у которых обоих этих дисков нет.

Оба демонстрируют мэтра Солаля в лучшей форме, причем в двух трудных джазовых жанрах — дуэта (где не спрячешься за ритм-секцию) с жившим во Франции классиком 50-х Джонни Гриффином (1928 — 2008) и аранжировщика классики Дюка Эллингтона для собственного Dodecaband («малого джаз-оркестра» из 12 исполнителей). У нас Солаль был как минимум раза три, но только как пианист-солист. И даже в 2005-м председательствовал в жюри Первого международного конкурса джазовых пианистов в Москве, во Франции давно уже есть такой конкурс, естественно, его имени.

Диск с Гриффином (в 2001-м его номинировали на премию американской академии звукозаписи «Грэмми») начинается со стандрата — баллады «You Stepped Out of a Dream». И стандартом же, но быстрым заканчивается («Well,You Needn’t»), все остальные шесть композиций принадлежат пианисту и саксофонисту. Причем Гриффин — «самый быстрый саксофонист мира» — тоже в форме (что с ним в последнее время случается нечасто — на недавнем выступлении в Москве он, увы, еле держался на ногах). А это значит, что свою виртуозность он не выставляет напоказ, не прячется за ней и даже не демонстрирует нам, как на самом деле непросто сыграть то, что он играет (одна цитата из Гершвина в заключительной пьесе Монка чего стоит!). Про Солаля можно сказать то же самое. В общем, дуэт на уровне Гетца — Питерсона и Хокинса — Тэйтума.

Между прочим, Солаля уважают, но мало знают на родине джаза, что понятно: как солист он почти не играет «по-американски» straight ahead, то есть просто тему — импровизацию — тему. Его интерпретации — в духе европейской классики: это фактически его сочинения — фантазии, рапсодии, свободные вариации на темы — то, что в джазе называется спонтанные композиции, а не просто переливающийся красками аккомпанемент, оттеняющий мастерство солистов, даже если среди них и сам лидер ансамбля.

Это относится и к «малому джаз-оркестру» Солаля из дюжины исполнителей (в «Take the «A» Train» к ним добавляется еще один ударник). «Звезд» в Dodecaband нет, это безупречные профессионалы, адекватно воплощающие все идеи маэстро Солаля: по-детски простоватая «Атласная кукла» превращается у него в почти шостаковичевский гротеск, «Караван» — в программный музыкальный спектакль с репликами, диалогами, массовыми сценами. Свинговое посвящение скоростной линии нью-йоркского метро «Take the «A» Train» переосмыслено в духе «Черного концерта» Игоря Стравинского. Зато все заканчивается совсем как в концертных выступлениях самого Эллингтона — medley, то есть попурри из популярных мелодий. И в этом контексте каждую можно легко узнать (снова появляется «Маршрут «А»).

Диски предоставлены магазинами «Пурпурный Легион на Новокузнецкой» и «Дискорама-Пушкинская».

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"