ROCKАЛЬБОМ

#09/2008 Елена САВИЦКАЯ

Coldplay

«Viva La Vida or Death And All His Friends»

Capitol

Оказывается, бывает и синдром четвертого альбома — когда группа, находясь на вершине популярности, пребывает в полной растерянности и не знает, куда ей идти дальше. Coldplay в поисках выхода пригласили к сотрудничеству виднейшего продюсера всех времен и народов — Брайана Ино, но, увы, его рука оказалась гораздо сильнее, чем сопротивляемость материала самих Coldplay. В результате от милой, чувственной, любящей чуть поныть и похныкать, трогая потаенные струны души, пост-брит-поп-группы остался только пепел на ветру. Продакшн словно катком прошелся по наивной, хрупкой и грустной душе Coldplay, сплющив и выровняв как эмоциональное ее наполнение, так и саундово-частотные характеристики. Получился альбом без пиков и провалов, плоский и низкий, как небо над Петербургом. Конечно, Ино постарался, «отменив» сентиментальные колдплеевские синти-струнные и напичкав звуковое пространство «облаками» электроники, хитрыми драммашинными ударными и успокоительными арпеджио псевдорояля. Он вытравил из Coldplay их тихую смурь и придал им мажорно-идеалистический настрой, а одну вещь («Reign Of Love») даже откровенно «заточил» под U2 — скопировано всё: от «нововолновой» мелодики и аранжировки с примитивным басом и звенящими клавишными до тембра голоса (хотя Боно скопировать и не так просто). Брайан мудро закольцевал альбом, повторив в конце основную тему и тем самым «раскрыв» концепцию в бесконечность («ведь жизнь и смерть — одно и то же», как сказал поэт, но не британский, а русский). Вероятно, он старался выкачать из изначально скудного материала Криса Мартина и Со всё, что можно. Но вот получается, что слушать в альбоме попросту нечего — помимо упомянутого псевдо U2, есть только одна действительно стоящая вещь — собственно «Viva La Vida», сияющий мажорный гимн, бодрый и харизматичный радиохит. Да, пожалуй, основная тема, похожая на простенькую детскую колыбельную, тоже запоминается. Всё остальное тонет в синтетическом тумане — не о жизни и не о смерти, не о небе и не о земле, а где-то между, где место — рожденным ходить на полусогнутых.

Klaus Schulze, Liza Gerrard

«Farscape»

SPV

Германский электронный гений Клаус Шульце и видная «готическая» певица Лайза Джеррард — союз более чем достойный и одновременно интригующий. Поработать с Лайзой (как рассказывается в буклете) Клаус хотел еще с 80-х, со времен ее высокого расцвета в Dead Can Dance, но даже просто побеседовать с г-жой Джеррард по телефону ему не удавалось, так как та таинственным образом всегда была «вне зоны доступа». Наконец, новый менеджер всё устроил, встреча состоялась, и оказалось, что у артистов во многом сходные взгляды — на музыку, искусство, на жизнь... О том, что творческие устремления действительно похожи, говорит хотя бы тот факт, что этот двойной альбом был записан всего за пару дней — без долгих обсуждений и репетиций, а просто как импровизация Лайзы на продуманные Клаусом заранее, но при этом исполняемые в живом времени «звуковые потоки». Недаром все композиции носят название «Liquid Coincidence» (с номерами 1 — 7). Вообще — и с этого надо было бы начать — такая красивая, завораживающая и благородная музыка резко контрастирует с нашим непростым временем. Насыщенная, густая электронная фактура, создаваемая Шульце, как бы впитывает голос Лайзы, не теряющий с годами своей магической, завораживающей глубины. Суггестивная, возвышенно-мрачная сущность музыки, квазиарабские обороты в пении Лайзы напоминают о Dead Can Dance, но в свободно льющемся звуковом потоке, разумеется, нет ни намека на четкие структуры, завершенные мелодии… По сути, это тот же эмбиент, но не для сопровождения обычной жизнедеятельности (работа за компьютером, шопинг, релаксация и т.д.), а для медитации, раздумий о смысле сущего. Единственный вопрос — в продолжительности записи, ведь два диска по 75 минут с ходу освоит не каждый, тут нужен особый настрой. Вероятно, кое-что можно было бы и «порезать», подредактировать, но было бы безумно жалко... Ну что ж, наше дело — настраивать себя так, чтоб соответствовать этой музыке, ибо иначе ее слушать невозможно.

«СС-20»

«Дикарь»

«Мистерия звука»

Одиннадцать лет прошло с момента выпуска предыдущего (он же первый) альбома группы «СС-20» — «Секир башка». Серьезный срок! Команда осталась в памяти многих меломанов как прекрасный хард-фьюжн, но, к сожалению, уже в полном смысле легендарный — трудно судить о музыке по отрывкам выложенных на сайте записей, а диск стал абсолютным раритетом… Вообще группа «СС-20» с великолепной певицей Ольгой Дзусовой в качестве фронтвумен прошла солидное испытание временем (не говоря уже о «додзусовском» периоде). Творческий путь самой Ольги тоже довольно извилист: начинала она с эстрады, но в один прекрасный день поняла, что ее истинное призвание — рок. Востребованная в профессиональных кругах как сессионная вокалистка (хотя, как говорят, у Линды она спела гораздо больше), Ольга записывала сольные диски, участвовала в проекте «С’оль» (с музыкантами группы «Маша и медведи»)… Запись нового альбома «СС-20» началась в 2003 году, когда команда воспряла духом после очередного кризиса. Благо в распоряжении была собственная студия, позволявшая шлифовать материал сколь угодно долго. Над сведением и мастерингом успел поработать Сергей Терентьев. Автором музыки большинства композиция является сама Дзусова, а значительную часть текстов (как и на предыдущем альбоме) сочинила Маргарита Пушкина. По качеству музыкального материала альбом весьма силен — по-прежнему это оригинальный сплав стилей, красочная палитра образов, звучаний, настроений. Первая песня на стихи Киплинга — своеобразный манифест группы, гимн свободе, верности, человечности… В общем, налицо осмысленность, умность, отсутствием которых, увы, страдает творчество многих отечественных артистов. Удивительно, что при весьма тяжелом звучании «СС-20» — группа с абсолютно неагрессивной, женской энергетикой. Ольга (как и положено профессиональной вокалистке) владеет разными манерами пения — от роковой до фольклорной и академической, и широко пользуется своими умениями для воплощения различных художественных задач. Но в этом таится и некоторый подвох: за хамелеонскими изменениями голоса трудно уследить, и сложно порой понять, каково его истинное «лицо». К тому же песни «СС-20» сложно напеть (и спеть) кому-либо, кроме Ольги, а ведь тем самым ниспровергается главная заповедь русскорочного хита! Ну и бог бы с ним, с русским роком, не о нём сейчас речь… Изгибистые, интересно гармонизованные мелодии таких композиций, как «Не ходи купаться», «Холод от Луны», «Цыганское танго», припев «Маугли» — маленькие шедевры, жаль, что вокал Дзусовой порой задвинут достаточно глубоко в «стену звука». Впрочем, есть на альбоме и хорошо закамуфлированный радиохит — «По воде». Его бы на испытанное четвертое место, а не в незаметный «хвост» альбома! Превосходны и инструменталисты — чего стоит клавишное соло Ильи Балакирева (родственник?) в «Моцарте», которое под конец уже не Моцарт, а Шопен… В целом же и к общей компоновке, и к качеству записи (практически аналоговому) претензий нет и быть не может, пусть студийная работа и не полностью передает всю мощь концертных выступлений «СС-20» и самой Дзусовой — «человека вулканических эмоций», как гласит пресс-релиз. Альбом «Дикарь» — одна из тех немногих работ в современном отечественном роке, которые действительно стоит иметь в своей фонотеке, чтобы слушать и переслушивать.

Glenn Hughes

«First Underground Nuclear Kitchen»

Frontiers Records

«Первая подпольная ядерная кухня» в виде аббревиатуры на английском означает попросту F.U.N.K. — излюбленный жанр Гленна Хьюза, которому он верен уже много лет. Правда, на этом альбоме он раскрывает для себя новые грани фанка — не тяжелого, жесткого, как на «Feel» (2000), а более мягкого, даже балладного. Удивительно, но в «F.U.N.K.» «голос рока» не вопит и не верещит, как самурай, а поет выразительно и даже нежно. Сам тембр стал будто бы более высоким, подвижным. На диске есть несколько медленных, лирических композиций — восхитительная «Imperfection» с ее на раз схватываемой светлой мажорной мелодией, сумрачно-психоделическая «Satellite» и заключительная умиротворяющая «Where There's A Will» с чисто «соульными» вокальными красотами, придающая спокойный тон всему альбому. Изысканности добавляют и струнно-клавишные аранжировки, кое-где задействованы духовые. И хотя в «F.U.N.K.» немало крепких упругих басово-гитарных риффов и напористых хард-фанковых моментов, призывов к борьбе за свободу и протестов против войны (мощные, прорывные «We Shall Be Free», «We Go To War»), общий настрой всё же такой — романтический, чувственный. Диск будто создан для того, чтобы соединять сердца (и не только) влюбленных, чего не скрывает и сам Хьюз, давая песням названия вроде «Love Communion» и «Never Say Never». Отдельно хочется сказать об абсолютно хитовой композиции «Too Late to Save the World», которая могла бы послужить саундтреком к антиверсии сериала о Джеймсе Бонде. И всё же, несмотря на очевидные достоинства альбома, по каким-то неуловимым признакам он проигрывает тому же «Feel» (да и «Soul Mover»). Может быть, потому, что то «Чувство» было первым и самым ярким, а всё, что после — очень хорошее и качественное, но всё же повторение…

Chaka Khan

«Funk This»

SONY/BMG Music Entertainment (2007)

Активно концертирующая «королева фанка» (и местами диско) не дает забыть о себе. Последний на данный момент альбом Чаки Хан состоит наполовину из собственных новых песен, наполовину — из кавер-версий, среди которых особенно выделяется соул-интерпретация «Castles Made Of Sand» Джими Хендрикса. Чака и раньше любила исполнять в своей манере различные стандарты, но в основном джазовые; в «Funk This» присутствуют также кавер-версии на Джони Митчел и Принса. Вообще-то, фанк здесь очень сильно настоян на соул — больше мелодизма, страстности и лирики, меньше танцевальности, упругих ритмов. Голос у «мисс большой глотки» по-прежнему в отличной форме, ему позавидует любая Эми Уэйнхаус. Бархатная окраска, сила и сексуальность — всё при нём. Единственное исключение составляет «грэмминосный» дуэт с Мэри Джей Блайдж «Disrespectful», позиционируемый как главный хит альбома. Дамы так отчаянно пытаются перекричать друг друга, что поневоле задумаешься: неужто и впрямь ни капли уважения? Впрочем, таков закон современного r’n’b: орите, и услышаны будете. К счастью, альбом в целом не относится к этому направлению, и слушать его вполне приятно. Тем более что Чака не поскупилась ни на хороший «живой» бэнд, ни на умелых аранжировщиков.

Gloria Estefan

«90 Millas»

SONY/BMG

Глория Эстефан, уроженка Кубы, всю сознательную жизнь прожившая в Майами (где и прославилась сначала в составе группы Miami Sound Machine, а затем в сольной ипостаси), решила вернуться к своим корням. Более известная своими хитами в стиле латино-поп, Глория записала альбом песен в традиционном стиле, с привлечением известных кубинских (и не только) музыкантов. Среди них — трубач Артуро Сандовал, пианист Папо Люкка, барабанщица Шила И, басист Израэль Качао Лопес и многие другие — у Глории играет целый оркестр с большой бэк-вокальной секцией, как и положено на нормальной кубинской вечеринке с высоким бюджетом. Даже Карлоса Сантану позвали в качестве почетного гостя! Все песни сочинил муж певицы, продюсер и композитор Эмилио Эстефан при участии команды профессиональных авторов, а к текстам во многих случаях приложила руку сама Глория. И всё бы хорошо, мелодии прекрасны, ритмы зажигательны, слова романтичны, самба, мамбо и румба — в ассортименте, но вот не радует Глория, хоть ты тресни. Нет в ее голосе и исполнении подлинной страсти, пропущенной через страдание (помните про «филина»?), как того требует настоящая кубинская музыка. Она словно читает роль по бумажке, вернее, поет, но как-то без чувства, толка и расстановки. Ясно, что взрастала Эстефан в тепличных условиях, а теперь еще высказывается, что, мол, пока Фидель не уйдет, Куба не освободится по-настоящему. Несмотря на хороший голос, второй Омары Портуондо из нее не выйдет, да может, и не надо, ведь чтобы исполнять танцевальные поп-песенки, это совершенно не обязательно.

The Mars Volta

«The Bedlam In Goliath»

Universal

Как бы в отместку тем, кто обвинял предыдущий диск «Amputechture» в попсовости, The Mars Volta на этот раз решили выдать такое, чтоб мало не показалось. Можно ли сделать заявленную The Mars Volta смесь прогрессив-рока, альтернативного металла, технотрэша, неоглэма и латиноамериканской музыки еще более безумной и лихорадочной, чем на «Frances The Mute»? Оказывается, можно. Весь альбом — сплошная истерика. Во время весьма изматывающего (более часа) прослушивания складывается чисто физическое ощущение, что находишься в комнате с буйнопомешанным, который постоянно мельтешит перед глазами, наскакивает, хватает за руки и вообще угрожает твоей жизни. Учитывая бесконечные драмы и просто неурядицы в жизни группы (от смерти одного из участников от передоза до постоянных ссор, болезней, перетасовки составов, споров с лейблами и потопов в студии), это неудивительно. Впрочем, The Mars Volta всегда искали сюжеты «на стороне», и в данном случае их формально «вдохновил» некий купленный в Иерусалиме предмет древнего культа, который гитарист Омар Родригес-Лопез и вокалист Седрик Бикслер-Завала сочли причиной всех своих несчастий (священную доску в процессе записи сломали и закопали от греха подальше). Но, думается, музыканты совершенно намеренно добивались хаотичности, дисгармоничности, какой-то амфетаминовой вздрюченности своего творения. Родригес-Лопез как продюсер неоднократно подчеркивал, что заставляет своих подопечных записываться в одиночку, не давая им слушать партии других и «вникать» в общее целое. Технически всё сделано, конечно, очень круто: бешеные бласт-биты ударных, совершенно «перпендикулярные» им запилы гитар (опять Джон Фрусчианте), нойз, электронные напластования, и поверх этого (тоже абсолютно политонально и полиритмично) — высокий взвизгивающий голосок Седрика, своими истерично-андрогинными интонациями так напоминающего незабвенного Брайана Молко из Placebo. Да еще и записи ритуалов мумба-юмба (или как их там) в паузах. Как можно в этом бедламе вычленить мелодию, структуру, форму? Ну ладно, музыку по мелодии оценивают дилетанты, об этом еще Шуман говорил. Но ведь даже грайндкор отличается какой-то осмысленностью, посылом (неважно каким и куда), даже брит-прог со всем его нытьем хоть как-то трогает за душу, не говоря уже о многочисленных произведениях «классики», показывающих сцены душевных страданий, жестокости, войны. Здесь же возникает исключительно одно желание: вызывать санитаров и выставить этого безумца за дверь. Как сказал звукорежиссер The Mars Volta, ушедший из группы по причине нервного срыва: «Я не собираюсь помогать вам делать эту пластинку. Вы пытаетесь сотворить что-то очень плохое, хотите свести меня с ума и сделать сумасшедшими остальных людей». И он был прав.

Yarga Sound System

«Live»

Sketis Music 2008

«Группа «Ва-та-га» ушла в бессрочный отпуск», — написано на главной странице сайта этой славной этно-команды из Петрозаводска, и с этой грустной новостью приходится смириться. Зато теперь действует проект основателя «Ва-та-ги» (а точнее, группы Reel) Александра Леонова (вокал, различные духовые и др.) при участии его давнишней коллеги, вокалистки и скрипачки Ольги Гайдамак, а также перкуссиониста Марио, баяниста Андрея Дикоева и электронщика Григория Архипова. Да, «Ярга» — это всё те же северные народные песни, исполненные Александром и Ольгой, но на основе компьютерного бита и прочих синтетических «прибамбасов». Не случайно название проекта перекликается с Afro-Celt Sound System, тоже скрещивавшим фольклор (пусть и разнонациональный) с электронными грувами. Правда, у Леонова получается еще более отрешенно, холодно и даже уныло — на место благородной «северной тоске» и красивой белоночной меланхолии «Ва-та-ги» приходит какая-то усталая, мертвенная бледность. Не хватает живого дыхания, импровизационного полета музыки, которое отличало записи и в особенности концертные выступления «Ва-та-ги» (помню, как замерли у сцены с открытыми ртами колхозные хулиганы, пришедшие «разбираться» с волосатой публикой на фестивале «Пустые Холмы» в 2005 году). Конечно, прекрасный голос Ольги Гайдамак в любом случае вынимает вам душу, но сочетание его с мертвыми компьютерными «петлями» и назойливым нойзом кажется противоестественным. Что ж, будем надеяться, что это — переходный этап, и возвращение «живой», настоящей, хорошенько отдохнувшей «Ва-та-ги» не за горами.

Steve Winwood

«Nine Lives»

SONY/BMG Music Entertainment

Старое содержание в новой форме: Стив Уинвуд (The Spencer Davis Group, Traffic, Blind Faith, Эрик Клэптон) рассказывает типичные блюзовые истории, но в современной оболочке. Впрочем, в своих сольных работах Стив всегда соединял ритм-энд-блюз с «голубоглазым» соулом, фьюжном и даже поп-музыкой. Итак, герой «Девяти жизней» — человек, чей сын завербовался в гангстеры, жена пилит за отсутствие денег, дом сотрясается от грохота проходящих мимо поездов («Dirty City»), голодный и оборванный («Hungry Man»), не сдается под напором обстоятельств, а распрямляется во весь рост и воспаряет ввысь («I’m Not Drowning», «Fly»). Предыдущий альбом, «About Time», был более личностным и лиричным. Для обрисовки своего героя Стив пользуется вполне современными красками — тут вам и (что, впрочем, неудивительно для Уинвуда) мощный хаммонд-орган, и саксофон с флейтой, и усложненные гармонии, и элементы латино, фанка. И всё равно чувствуется, что этот блюз — старой закалки. Некоторую экзотичность придает отрывистая и отточенная игра известного джазового гитариста Хосе Пиреса де Алмейда Нето. А в «Dirty City» солирует Эрик Клэптон (правда, его соло не слишком выделяется), сам же Уинвуд, несмотря на «заходное» фото, отдает на этом альбоме предпочтение клавишным. В целом диск звучит весьма сдержанно и даже сурово, так что любителей «расписного» модерн-блюза он вряд ли привлечет. А вот ценителей разумного, доброго, вечного — всенепременно.

 

   
ListenListen
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"