JAZZАЛЬБОМ

04/2008 Дмитрий УХОВ

Judy Niemack

«Blue Nights»

Blujazz Records

Дискография Джуди Нимак берет свое начало в 1978 году и насчитывает всего десять дисков, и, несмотря на регулярные выступления с классиками — от Кларка Терри до Ли Конитца и курсы вокала в джазовых школах Старого Света, знают ее мало — потому, что она принципиально самоустранилась от  всяких контактов с шоу-бизнесом и предпочитает  сама сочинять слова к джазовым стандартам, а не заигрывать с попсовым репертуаром. Так и на новом своем альбоме («Синие ночи» или «Вечера блюзов») Джуди Нимак поет исключительно джазовую классику, можно даже сказать, блюзы. Хотя далеко не все в «Синих ночах» —  блюзовые двенадцатитакты. Но есть даже «Interplay» Билла Эванса, «All Blues» Майлза Дэйвиса и «Misterioso» Телониуса Монка и как бы блюзы «Afro-Blue» и «Moanin’». Однако не  меньше и бродвейской лирики — две песни Дюка Эллингтона и даже когда-то очень популярная у нас «Колыбельная листьев». Кроме своих постоянных аккомпаниаторов (в  их числе и муж певицы — французский гитарист Жан-Франсуа Прена) Джуди Нимак привлекла и двух гостей саксофониста Гэри Бартца (соло в «Moanin’» и «Misterioso») и трубача Дона Сиклера (флюгельгорн в эллингтоновском «Сентиментальном настроении»). Наверное, надо быть профессионалом, чтобы оценить все чисто музыкантские придумки (впрочем, все — в рамках современного мэйнстрима). Например, в «Колыбельной листьев» контрабасист Деннис Эрвин аккомпанирует певице в другой тональности. Собственно о пении говорить вообще не приходится — кажется, что с Джуди Нимак поет все.

«School of the Arts Featuring T Lavitz»

Magnatude Records

С 1975 по 1982 год существовал весьма популярный (как-никак шесть номинаций на «Грэмми»), но почему-то совершенно не известный у нас ансамбль The Dixie Dregs.

Его музыканты периодически дают концерты вместе, но записываются гораздо реже. И реже других — Т Лэвитс, который в середине 80-х в интервью журналу «Down Beat»  признавался, что любит акустическое фортепьяно. «Есть что-то в сопротивлении клавиатуры и в резонансе самой конструкции из дерева, чего не воспроизводят никакие эмуляторы».

Прошло больше 20 лет, эмуляторы стали совершеннее, но Т Лэвитс, тем не менее,  в своем акустическом проекте предпочел не их, а старый добрый рояль. Он собрал суперзвездный ансамбль с тремя музыкантами, которые играли у Чика Кориа в обоих проектах (гитарист Фрэнк Гэмбейл, басист Джон Патитуччи, барабанщик Дэйв Уэкл), и позвал своих партнеров по The Dixie Dregs —   гитариста Морса и  скрипача Джерри Гудмена (прославившегося в легендарном первом составе The Mahavishnu Orchestra). Проект получил название со значением — «Школа искусств», явно с  намеком, что электричество это все-таки не школа и начинать нужно, в частности,   с «деревянного» рояля. В «Школе искусств» Патитуччи единственный, кто в быстрых вещах играет на бас-гитаре. И заканчивается все медитативным соло рояля самого   Т Лэвитса, тоже под знаковым названием «Может быть, в следующий раз?». Значит ли это, что маэстро Лэвитс вообще собирается выпустить сольный альбом типа кельнского концерта Кита Джеррета?

Lizz Wright

«The Orchard»

Verve, Forecast

Третий альбом Лизз Райт — полная противоположность «Синим ночам» Джуди Нимак: немного «задымленное» (как труба Майлза Дэйвиса) типично афроамериканское контральто, песни в основном собственного сочинения, а если и не свои, то из рок-репертуара (от Тины Тернер до Led Zeppelin), название «высоким штилем» (the orchard, то есть «Сад») и даже довольно претенциозный дизайн (не на лицевой стороне, а  внутри вкладыша — портрет мисс Райт в стиле старых гобеленов на фоне этакого райского сада). И никакой  импровизации в стиле трубы или саксофона, никакого скэта. Ни одного респектабельного джазмена среди аккомпаниаторов, если не считать двух героев нью-йоркского Даунтауна  —  барабанщика Бена Перовски и гитариста Орена Блоудау. Ни один из них, впрочем, своей постмодернистской эстетики не выдает. Хотя, между прочим, мисс Райт училась в очень престижной в джазовых кругах «New School» при Нью-Йоркском университете.

Но все равно голосом, одновременно напоминающим  Нину Симон и Тину Тернер  (в редких джазовых эпизодах — Эбби Линкольн), она вроде бы безыскусно подает свои песнопения (с хоровыми подпевками в духе духовных гимнов госпел). Если «искусство для искусства» типа той же Джуди Нимак у нас худо-бедно воспроизводимо, то «черная» соуловая манера Лизз Райт в наших палестинах пока ничего, кроме пародийных потуг, не произвела. Когда  27-летняя артистка поет о том, что настала пора «возвращаться домой» (это название первой песни)  и «возделывать свой сад», ей веришь. С первого слова, с первой ноты.

Slava Ganelin/Vladimir Volkov

«Ne Slyshno»

Auris Media

Супергруппа, точнее дуэт,  музыкантов из двух лучших авангардно-джазовых коллективов советской эпохи. Вячеслав Ганелин — в те годы лидер легендарного трио ГТЧ (Ганелин — Тарасов — Чекасин), создавшего и прославившего вильнюсскую новоджазовую школу, оказавшую необратимое влияние на развитие мирового нового джаза еще на рубеже 70 — 80-х годов прошлого века. Питерский контрабасист Владимир Волков (из не менее значительного, но более эзотерического «Ленинградского дуэта») — универсал, умеющий находить творческий подход к любой музыке — от старинной классики и джаз-авангарда до пост-рока Леонида Федорова из «Аукцыона». В вильнюсском трио по иронии не было ни одного коренного жителя Литовской ССР,  диск «Не слышно» записывался в Израиле, где Ганелин живет вот уже больше 20 лет. Диск стоит в одном ряду с работой квартета французского пианиста Пилька, это тоже спонтанные фри-джазовые «вариации без темы» — более (особенно №3) или менее вписывающиеся в джазовый контекст. Оба — и Ганелин, и Волков — очень много музицируют с самыми разными исполнителями высшей мировой лиги, но «Не слышно» (это слова Волкова, которые, наоборот, разборчиво слышны в самом начале записи) выделяется из всех — и по уровню энергетики, взаимодействия (даже не верится, что до этого оба, кажется, никогда вместе не играли), и звукового новаторства. Диск «Не слышно» войдет в историю хотя бы потому, что делает очевидным то, что давно было известно преданным поклонникам ГТЧ, Ганелин — выдающийся новоджазовый пианист.

Jean-Michel Pilc

«New Dreams»

Dreyfus Records

Жан-Мишель Пильк — французский пианист, который живет, что называется, на два дома — в Париже и Нью-Йорке. И сочетает природную органичность американского джаза с изысканностью, в чем-то декадентской, в духе Старого Света. И записан диск «Новые мечты» в Париже  квартетом — французским же, с контрабасистом Тома Брамери и двумя барабанщиками, играющими по очереди — нью-йоркцем (из Израиля) Ари Хенигом и британцем Марком Мондесиром.

«Новые мечты» состоят из кратких произведений, и понятно почему: плотность музыкальной информации на единицу времени — на уровне сериалиста Антона Веберна. Ни один из стандартов не звучит так, как вы его уже слышали, и в то же время собственные миниатюры Пилька, в частности, «The Meadow» («Луг»), порой кажутся темами того же Эллингтона в композиторской интерпретации, скажем, Белы Бартока или даже Оливье Мессиана. При этом хорошо слышно, что это — спонтанные импровизации, скорее всего, записанные в реальном времени и без последующего редактирования.       В центр общей композиции альбома (седьмой трек из пятнадцати в целом) французский пианист помещает свой парафраз романса «Widmung» («Посвящение») Роберта Шумана из вокального цикла «Любовь и жизнь женщины», а следом идет баллада «Old Joe». Которая, наоборот, «сделана» в стиле Шумана. Жана-Мишеля Пилька — вот кого и что надо было выдвигать на «Грэмми» и тому подобные шоу-премии, а не расшаркиваться перед легко предсказуемыми  авторитетами!

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"