#7/2007 • JAZZАЛЬБОМ

Дмитрий УХОВ

Raoul Bjerkenheim & UMO Jazz Orchestra (with Juhani Aaltonen & Iro Haarla)

«The Sky is Ruby»

TUM Records

Тенор-саксофонист Юхани Аальтонен — ветеран финского нового джаза, пианистка и арфистка Иро Хаарла — вдова барабанщика и композитора Эдварда Весала. Но главный здесь — гражданин мира, электрогитарист Рауль Бьеркенхайм, финский швед (с русскими, между прочим, корнями), в 80-е соединявший электрику Хендрикса и лады Колтрейна в квартете Krakatau. Сейчас живет в нью-йоркском Даунтауне, но много выступает и в Старом Свете, в том числе и с  финско-норвежским Scorch Trio. «The Sky Is Ruby» («Рубиновое небо») — авторский проект финского гитариста, который записан  с хельсинкским оркестром UMO — своего рода кооперативом финских импровизирующих авангардистов, фактически существующим  с середины 70-х.

В шести совершенно разных композициях Бьеркенхайм, как в 50-е и 60-е годы, пробует разные соотношения написанной музыки и свободной импровизации. Здесь и 18-минутная, почти додекафоническая композиция «Questions» в духе хорошо известного восточноевропейским  коллекционерам «Концерта для джаз-оркестра» чеха Павла Блатни. и аллюзии к «Эбони-кончерто» Игоря Стравинского (написанного, как известно, для биг-бэнда  Вуди Германа еще в середине 40-х) в «Кровавых полях» («The Bloody Fields») — как бы траурном марше в духе Дюка Эллингтона. И импрессионистская баллада для альтовой флейты Аальтонена и арфы Хаарла. И латиноамериканские ритмы и плотная оркестровая фактура Телониуса Монка, которую возрождает на родине джаза, например,  биг-бэнд Чарльза Толливера.

Dept of Good & Evil

feat. Rachel Z

Savoy Jazz 2007

Пианистка и вокалистка Рэйчел Z. (настоящие имя и фамилия Rachel Nicolazzo) — на поп-джазовой сцене  уже довольно давно. Дочь оперной певицы, выпускница престижной Консерватории Новой Англии, она уже к середине 90-х считалась признанным профессионалом как в области настоящего джаза (с Уэйном Шортером), так и той поп-музыки, которую американцы почему-то вот уже лет двадцать продолжают называть contemporary — «современной», хотя на самом деле это всего лишь мутация джаз-рокового фьюжна 70-х.

На новом альбоме артистка явно решила объединить и то и другое, замаскировала свое трио (Maeve Royce — бас, Bobby Rae — ударные)  под группу «Отдел Добра и Зла» и составила программу так, чтобы не было понятно, где, собственно, добро, а где зло. С одной стороны, джазовые интерпретации мало известных поп-мелодий (за исключением «Police»), сыгранные с гостем — трубачом  Эриком Наслундом. С другой — ее собственные песни в духе easy listening, спетые аккуратно, но как-то вяло. И в качестве точки отсчета два джазовых стандарта: один — Уэйна Шортера (из репертуара Майлза Дэйвиса), еще один — другого саксофониста-классика — Джо Хендерсона.

Увы, в отличие от Херби Хэнкока или Bad Plus, Рэйчел Z. не очень представляет, к кому обращается: любители рок-декаданса вроде Joy Division вряд ли узнают «Love Will Tear Us Apart» в ладовых импровизациях ее ансамбля, а люди джаза неизбежно  будут сравнивать неизвестные им рок-песни с джазовыми стандартами, разумеется, не в пользу первых.

Bruce Eisenbel Sextet

«Inner Constellation»

Nemu Records

Nemu — лейбл немецкого барабанщика Клауса Кугеля, который  хорошо знаком нам по постсоветскому проекту Trio Priority (с Вячеславом Ганелиным и Пятрасом Вишняускасом) и по недавним выступлениям с московским «Вторым Приближением». Но самого Кугеля на этом диске нет, его место занимает американец Нашит Уэйтс (известный по ансамблям Джейсона Морана и покойного Эндрю Хилла). А вообще «Внутреннее созвездие» — это проект  гитариста  Брюса Айсенбила, с которым Кугель записывал  диск «Сarnival Skin». Как Дерек Бэйли, Эллиот Шарп или наш Валерий Дудкин Айсенбил, экспериментирует с акустической и электрической гитарами без электронных обработок звука. Он включил  свою композицию в знаменитую компиляцию альтернативной музыки «State of the Union» (2001), для которой сто семьдесят артистов предоставили по одному треку длительностью не более одной минуты. «Внутреннее созвездие», собственно говоря, тоже «поток коллективного сознания» — тридцать импровизаций (в среднем по полторы минуты каждая). Они следуют одна за другой без перерыва; время от времени  из авангардного звукового напора, буквально как мимолетные видения, всплывают ностальгически тональные эпизоды или скоростные унисоны всего секстета. Звуки, которые могла бы издать электрогитара, на самом деле производит скрипачка Жан Кук. За заглавной композицией следуют три постскриптума — как бы повторение ключевых эпизодов из предыдущих сорока семи минут.

Billy Martin — John Medeski

«Mago»

Amulet Records

Говорят, что барабанщик Билли Мартин и клавишник Джон Медески  записали диск «Mago», чтобы вспомнить свою первую музыкальную встречу, которая состоялась  в конце 80-х. Еще через два года к ним присоединился  контрабасист Крис Вуд — и так возник самый знаменитый джем-бэнд  Medeski, Martin & Wood.  Наверное, как раз из-за того, что и понятие jam band, которое их трио олицетворяло, и само это явление явно уже устаревают, Мартин и Медески решили вернуться к его главное идее — спонтанной импровизации, объединяющей чуть ли не всю инструментальную поп-музыку в единое целое. Похоже, дуэту барабанов и электрооргана классической модели B-3 это удалось: первый трек производит впечатление, что «Маго» — это запись, сохранившаяся с эпохи психоделии начала 70-х — то ли Сан Ра, то ли Лэрри Янга. Потом дуэт углубляется еще дальше в прошлое — в органные трио 60-х и 50-х и фанк, и «экзотику», и даже acid jazz наших недавних гостей — Квартета Джеймса Тейлора (танцевальный Mojet). То есть в целом создает атмосферу лучших лет   джем-бэндов, то есть своих же записей рубежа 20-го и 21-го веков  «Combustication» и «The Dropper». Но если вы не завзятый любитель Хэммонд-органа, его «горячие» тембры  и фанковый groove начинают к середине диска слегка надоедать.

Nicholas Payton, Bob Belden a.o.

«Mysterious Shorter»

Chesky Records

 Название «Mysterious Shorter» («Загадочный Шортер») отсылает, конечно, к альбому ансамбля Weather Report «Mysterious Traveller», ничего из репертуара лучшей джаз-роковой группы всех времен и народов на этом диске нет. Да и из периода «второго великого квинтета» Майлза Дэйвиса  использована только одна тема «Загадочного Шортера» — «Masqualero». Остальные семь композиций основаны на авторских проектах Уэйна Шортера, которыми он занимался параллельно с работой в этих двух коллективах.

Тенор-саксофонист и аранжировщик Боб Белден  известен  монографическими альбомами с  оркестрвыми интерпретациями в общем неджазовой музыки (от «Битлз» и Принса до Пуччини и Рахманинова). И как бы вдруг — квинтет с музыкой одного из самых авторитетных  джазовых композиторов, причем только десятилетия 1964 — 1974 годов. Кроме самого Белдена и трубача Пейтона в квинтете играют Sam Yahel — хэммонд-орган, электрогитарист Джон Харт и барабанщик Билли Бруммонд, как бы стандартное органное трио (без контрабаса). Но лучше всего удались не хард-боповые и фанковые вещи (которые  в целом не очень отходят от оригиналов Шортера), а баллада «Teru» и знаменитый вальс «Footprints».

Net — Джазу

Остерегайтесь подделок: пиратские копии Mysterious Shorter — не super audio, как почти вся новая продукция аудиофильского лейбла Chesky records (хотя на них есть логотип  SACD). О самом лейбле см.

http://www.chesky.com/

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"