#6/2007 • Наш CD

«Пустые холмы» — фестиваль, проходящий на открытом воздухе в начале июня. Люди приезжают на «Холмы» слушать музыку без так называемых хэдлайнеров, без раскруток по медиаканалам, без рекламы и без фабричных технологий штамповки «народных артистов». В рамках фестиваля органично сплетается музыка различных стилей — народная, джазовая, реггей, блюз, рок... На этом диске собраны некоторые из выступавших на фестивале «Пустые холмы» музыкантов, однако представляют они не свой привычный репертуар, а такой уникальный жанр, как колыбельные песни.

Так уж получилось, что колыбельные сопровождают нас всю жизнь — вначале их поют нам мамы, папы, бабушки, дедушки, потом мы принимаем бесконечную эстафету и начинаем соревноваться друг с другом в исполнительском мастерстве. Маленькое существо в огромном мире, еще совершенно неясном — или дружественном, или враждебном... Этот мир вдруг может исчезать и вновь появляться при пробуждении. И единственная ниточка, связывающая ребенка с миром, — это мама. Ее тепло, запах, голос.

Тому, кто не хочет засыпать в своей колыбельке, совершенно безразличны все войны и революции, вместе взятые, равно как и биржевые сводки или курс доллара. И даже Малыш и Карлсон, очаровательные Муми-тролли, сестрицы Аленушки и братцы Иванушки, — все это будет потом, много позже. Сейчас гораздо важнее, прилетит или не прилетит «гулечка», чтобы люлечку качать. А где-то там, на горизонте, на грани яви и сна, уже маячит «котенька-коток, серенький хвосток», которого так хочется оттаскать за этот самый хвосток в светлое время суток. Но нельзя. Мама не велит.

Пение колыбельной не есть пение песни. Это — сакральный акт, энергетическая связь ребенка через маму со всем окружающим миром. Слова, мелодия могут быть не настолько важны, как то ощущение, которое вкладывается в колыбельную песню. И колыбельная песня закладывает маленькому человечку первое осознание неодиночества, родства — с мамой, с семьей, с родом, с нацией и со всем миром. Кто сказал, что колыбельные — это исключительно детские песни? Это наш мир, наша любовь, наши страхи и надежды, словом, это — мы сами, хотим мы того или не хотим.

Нам кажется, что этот диск не стоит всенепременно ставить ребенку. По крайней мере, не все треки. Более того, это не есть руководство для пения колыбельных песен. Скорее, это попытка разобраться в самих себе, понять, с чего начинается музыка.

Идея создания этого альбома появилась одновременно с рождением нового человечка, живущего в условиях звукозаписывающей студии, среди спутанных проводов и микрофонных стоек. Студийное время стало лимитироваться промежутками между кормлениями, а приходившие в дом музыканты старательно выполняли роль бэбиситтеров, пока отец этого ребенка разбирался с музыкальным материалом.

Половину альбома составляют традиционные колыбельные, поющиеся в разных странах и на разных языках. Русские, шведские, удмуртские, конголезские и цыганские, — они напоминают лоскутное одеяло, каждый фрагмент которого имеет неповторимую окраску и рисунок. Также на альбоме представлены авторские сочинения, написанные современными музыкантами, исполняющими самую разную музыку от кантри до джаза. На страницах журнала мы решили дать слово и самим артистам, чтобы они рассказали о своих колыбельных песнях.

К.М, (http://www.holmi.ru)


Начинается альбом традиционной колыбельной «Ай люлечки, люлечки» в исполнении Натальи Ивановой.

Наталья Иванова: «Моя бабушка, родом из Вологодской области, укладывая меня спать, всегда пела колыбельные. Особенно запомнилось напевное слово, произнесенное с любовью к внучке. Позднее бабушка рассказывала мне, что песни, поющиеся младенцу, защищают его магической силой, заложенной в этих песнях. В 15 лет я стала заниматься русским фольклором и уже в первых экспедициях записывала колыбельные песни у бабушек — носителей традиции. Однако до рождения собственного ребенка я практически никогда не исполняла песни этого жанра. Став же матерью, почувствовала необходимость пения колыбельных своему ребенку. Колыбельная «Ай люлечки, люлечки» была записана в экспедиции в Белгородскую область, в селе Нижняя Покровка Красногвардейского района, у прекрасной 80-летней исполнительницы Анны Маняхиной».

http://holmi.ru/stars/yasniden

Следующая колыбельная — от московской группы «Eleфant». Обычно «Eleфant» исполняет музыку достаточно «кривую», изобилующую диссонансами, рваными ритмами, сложными гармоническими и мелодическими переплетениями. Однако для нашего проекта музыканты написали вполне благозвучную «Некитайскую колыбельную».

Константин Хасин (организатор и руководитель группы «Eleфant», гитарист и доктор аюрведы): «В Индии врач, приходя к больному ребенку, требует создания для него прежде всего комфортных условий. Должно быть тепло и сухо, постель должна быть мягкой. Слушатели неоднократно отмечали оздоровительное действие музыки «Элефанта». Наша колыбельная должна создавать специальные комфортные условия для отхода ко сну».

http://www.lfnt.ru/

Группа «Гурзуф» из Беларуси, играющая, как правило, довольно тяжелую музыку, записала инструментальную композицию «Спи, Тирсен» и посвятила ее своему любимому композитору — Яну Тирсену (автору музыки к кинофильму «Амели» и др.).

http://holmi.ru/stars/gurzuf/

Следующая колыбельная от Ethnica — вполне традиционная, исполненная под гусли и... индийские табла.

Лена ‘NetLenka’ Беляева (солистка Ethnica Music Project): «Я была счастливым ребенком, потому что бабушка пела мне все детство. И колыбельные навсегда остались со мной, как и остальные чудные вещи, подаренные мне бабушкой. Она была знахаркой и лечила людей травами, наговорами, водой и пением (именно такими средствами пользовали скоморохи в древности)...»

http://www.ethnica.ru/

Участники группы «Птица Тылобурдо» определяют направление своего творчества как «развитие этнической и авторской традиции в условиях мегаполиса». Они известны своими экспериментами в области синтеза джаза и фолка, а также интересным использованием женского многоголосия. Их репертуар органично сочетает обработки удмуртских «крезей» — обрядовых распевов, служивших музыкальными оберегами, и песни на стихи ижевских поэтов.

Колыбельная для птенцов

Чагыр, чагыр дыдыке,
Малы пыддэ жобаськод?
Чебер пие, гыдыке,
Малы ялан бордиськод?

(Сизый, сизый голубок,
зачем ноженьки мараешь?
Сынок миленький, красавчик,
Отчего постоянно плачешь?)

Марина Санникова (музыкальный руководитель группы «Птица Тылобурдо»): «Чагыр, чагыр дыдыке» — классика жанра удмуртской колыбельной: монотонная мелодия, повторяющая естественные речевые интонации, большое количество шипящих, позволяющих нашептывать, нагнетать песню, как заговор. Один из самых сильных тотемов древней Финно-Угории — птица (удм. тылобурдо), наверное, поэтому удмурты часто называют своих детей птенцами, цыплятками, голубками. Помимо «усыпляющей» функции, колыбельные играли еще и роль оберега. В люльке всегда прятали различные обереги для ребенка: медвежий коготь, хлеб, железный предмет, зерна ячменя, ржи, чтобы ребенок рос как хлеба. Колыбельные песни считались в народной культуре сакральными, сочинялись как персональный миф для каждого новорожденного.

«Сон-сон» — песня нашего любимого ижевского автора Дмитрия Манылова, которую он подарил своему сыну».

http://www.tyloburdo.ru/

Колыбельная от Милы Кикиной и группы «Калитку Прикрой» относится уже в чистом виде к так называемым «обереговым песням». По одной из версий, песни, подобные представленной на альбоме, являются своеобразным проявлением «магии наоборот»: для того, чтобы ребенка миновала смерть, родители должны осуществить магические действия, которые позволят смерти понять, что ребенок им не нужен, — ведь по поверью смерть забирает только то, что имеет ценность в мире живого. Распевая такую песню, мать борется за здоровье ребенка. Ведь по древним верованиям границы между сном и смертью не было. И задача баяльщицы было приоткрыть эту границу, но не отпустить туда младенца. И возвратить оттуда ребенка, но уже в более высоком «статусе» — взрослого человека.

http://milakikina.ru/

Колыбельную румбу «Wa-wa-wa» — традиционную колыбельную из самого сердца Африки — исполняет «российский конголезец» Андре Пеленда (группа «Кимбата»). Андре считает, что в песне обязательно должна быть «цака-цака» — ритм, который выстукивают на бутылках, кастрюлях и т.п. Иначе ребенок не заснет.

Wa-wa-wa

Мой ребенок громко плачет,
Брата ждет, брат не идет.
Брат пришел — а он все плачет,
Значит парень папу ждет.
Ва-ва-ва, Ва-ва-ва.

Папа мчится сквозь пустыню,
Папа слышит сына стон.
Папа дома — сын все плачет,
Значит хочет маму он.
Ва-ва-ва, Ва-ва-ва.

На спине жирафа мама
Собирая день и ночь
Манго, марул и бананы
К сыну скачет! Слезы прочь!
Ва-ва-ва, Ва-ва-ва.

(очень вольный перевод)
http://kimbata.narod.ru/

Алексей Аграновский, известный также как «Доктор», играет блюз в московских клубах. Анатолий Аграновский (отец Алексея) был автором прекрасных романсов и песен на стихи русских поэтов. В семье боготворили семиструнную гитару; на встречах в доме бывали Александр Галич, Булат Окуджава, Михаил Анчаров. «Цыганская колыбельная», записанная на этом альбоме, услышана Алексеем от уникального певца романсов Льва Костина. Автор стихов и музыки неизвестен. Запись сделана под аккомпанемент старой цыганской гитары, на которую были поставлены новые струны — последний семиструнный комплект, сохранившийся в доме Аграновских.

http://www.agranovsky.ru/

Колыбельная «Два кота» написана специально для этого альбома известным блюзовым исполнителем Михаилом Мишурисом. Кот для колыбельных не чужое существо. Кот — любимец домового, и домовой может являться хозяевам в виде кота. Прежде чем положить младенца в люльку, в нее пускали кота, место для кровати в доме тоже определял пушистый друг. Кот обеспечивает безопасность младенцу и осуществляет связь между мирами.

http://www.mishouris.ru/

За песней про котов следует блок нетрадиционных колыбельных — скорее, эстрадных песен, представляющих собой вариации на тему сна.

«Orange Girl-Friend» от дуэта из Ингушетии The Aftermath написана под воздействием большой дозы апельсинов. Прототипом «апельсиновой подружки» является солистка группы — Таита, невероятно походящая на этот фрукт. Любой малыш был бы рад побывать в апельсиновой стране, встретиться с апельсиновой подружкой, послушать игру апельсинового оркестра и научиться сочинять самому:

Апельсиновая подружка

Однажды Ты сидишь
Под Апельсиновым деревом,
Думая, как было бы хорошо оказаться в
Апельсиновой стране.
Ты закрываешь глаза и видишь
Апельсиновую подружку!

Апельсиновая подружка!
Она бежит
По Апельсиновой дорожке.
Улыбается!
Ее смех зовет тебя в Апельсиновую страну.
Ты берешь ее за руку и слышишь
Игру Апельсинового оркестра!

http://www.aftermath.ru/

«Абвиотура» играет этно-кор. Играет громко и энергично, размахивая руками и делая страшные выражения лица.

Павел Лапыгин (солист группы «Абвиотура»): «Мы с радостью откликнулись на предложение записать колыбельную в акустическом варианте. Над песней долго не думали. Это — старинная абвиотурская «Сверчок», которая в будущем году отметит своё десятилетие. Ну а насколько песенка получилась колыбельной — решать слушателям. Нам понравилось».

http://www.abviotura.ru/

В музыке группы «Полна Чаша» присутствуют элементы как западного, так и восточного фолка, а также джаза с босса-новой, хард-рока и блюза, не чужды их творчеству и фанк с реггей. Таким образом, после многих тщетных попыток определить, в каком же стиле играет «Полна чаша», мы решили воспользоваться словами «арт» и «рок», что на самом деле ничуть не ограничивает, а лишь открывает всё новые и новые творческие горизонты. А песня так и называется — «Колыбельная».

http://pch.da.ru

Группа «НагУаль»: «Зимой хутор погружается в спячку, укрываясь снегом. Тихо и прозрачно. Мы сидим у окна и поем тебе песню. Мы поем о снеге, об облаке-одеяле, о птицах, помнящих тепло, о нашем псе, которому снится дальняя прогулка, о колодце, звенящим сосульками — обо всем, что видим. А в небе плывет лодка. И когда случится тебе грусть — отпусти ее, как лодка отпускает свой след».

http://www.nagualia.net

Сергей Краснопольский возвращает альбом к мистическим колыбельным-заговорам, но уже на современной основе. Авангардный и джазовый контрабасист-импровизатор, автор множества песен поет чисто мужскую колыбельную. «Засыпай, и все будет хорошо». Согласитесь, контрабас довольно сложный инструмент для исполнения колыбельной, однако именно теплые, низкие частоты — рокот мотора, мурлыканье кота и т.п. — действуют наиболее усыпляюще.

Рома ВПР — культовый персонаж в российской реггей-среде. Ромина «колыбельная» песня характерна для всего его творчества: она так же закручена обнаженным нервом. Несмотря на нетрадиционный для колыбельных ритм, под песню дядю Ромы, рожденную вьюгами и солнцем, дети быстро и мирно засыпают.

http://vpr.peiot.ru/

Псой Галактионович Короленко — известный собиратель фольклора, лингвист, современный акын. Он подошел к «своей» колыбельной совсем уж нетрадиционным образом.

Псой Короленко: «A Mol Iz Geven A Mayse» («Жила-была сказка») — традиционная еврейская колыбельная. Но колыбельная — жанр, по сути дела, шаманский. Европейская линия обозначена стилем, в котором играет на гитаре Иван Жук. Шаманское начало воплощено в игровой отсылке к горловому пению, основам которого меня учил уникальный мастер этого жанра Ногон Шумаров. Еврейский дух, «идишкайт», сохраняется в языке, на котором поется песня. «A Mol Iz Geven A Mayse» — классический пример грустной колыбельной, напоминающей о родстве сна и смерти. Но в то же время она даже в оригинале чрезвычайно витальна. А мы эту витальность усилили новой манерой исполнения».

http://www.badtaste.ru/psoy/index.html

Джаз представлен «Колыбельной» от Наталии Скворцовой. Наталия — руководитель коллектива под названием «Живые Люди», исполняющего авторский этно-джаз. Это единственная колыбельная, записанная «на выезде», поскольку требовался рояль. «Студию» любезно предоставила нам детская музыкальная школа имени Стасова, где Наталия преподает детям искусство джазовой импровизации. В записи приняли участие (как всегда, совершенно спонтанно — что традиционно для джаза) питерский альтист, композитор Артем Михайлов и Роман Соколов — тенор-саксофон и флейта.

http://holmi.ru/stars/soobschestvo/

Красивейшая шведская мелодия «Распрекрасная» исполнена дуэтом «Гардарика». Репертуар «Гардарики» представляет собой причудливую смесь бретонских народных танцев, ирландского барокко и средневековых итальянских мелодий. Но ядром любого выступления является шведская музыка в оригинальной обработке исполнителей.

http://holmi.ru/stars/gardarika

Завершает альбом еще одна народная колыбельная — «Ой, горе моё» от Натальи Ивановой. Песня уходит корнями во времена татаро-монгольского нашествия.

По исследованиям ученых, дети, которым пелись колыбельные, более успешны в жизни, реже страдают психическими расстройствами. Они растут более спокойными, интеллектуально развитыми, с большим уважением и любовью относятся к своим родителям. Ведь колыбельная — это не только песня. Это то, с чего начинаемся мы.

Авторы фотографий: Александр Zайцев, Макс Дранко, Игнат Соловей, Максилла Кузнецов, Илья Беляев, Алексей Денисов, Никита Кузнецов, Юлия Вишневецкая, Павел Самохвалов, Ольга Малиновская.

 

   
ListenListen
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"