#6/2007 • JAZZАЛЬБОМ

Дмитрий УХОВ

Dee Dee Bridgewater

«Red Earth: A Malian Journey»

DDB Records

Ди Ди Бриджуотер ничего не делает просто так, из любви к искусству. К нам, например, последний раз она добралась в этом году не по наезженной концертной колее, а по приглашению Французского культурного центра с благотворительной миссией. Певица постоянно живет во Франции со своим третьим мужем-продюсером, но ее голос в США можно услышать еженедельно — в роли ведущей  радиопрограммы JazzSet with Dee Dee Bridgewater на станции WBGO  (штат Нью-Джерси, то есть фактически — Нью-Йорк). Для записи нового диска «Красная земля» мисс  Бриджуотер отправилась в Мали (как член ФАО, Продовольственной организации ООН, певица хорошо знает дорогу в Африку) со своим трио (Гомес — Коулмэн — Гараи), к которому не менее знаменитые местные музыканты, включая исполнителя на африканской арфе — коре Тумани Диабате и клавишника Шейка Тидиане Сека, в 90-е годы блестяще спродюсировавших альбом ветерана джаза Хэнка Джоунса «Sarala». Джазовая импровизация на самом деле, вопреки распространенному мнению, довольно далека от своих африканских корней, и точки соприкосновения находятся не часто. Быть может, мисс Бриджуотер помогло то, что она неплохо овладела французским языком — также языком межнационального общения в Мали. И джазовые стандарты (отобранные, как всё у мисс Бриджуотер, «со значением») — особенно «Afro Blue», и африканские песни (скэт в дуэте с арфой-корой в «Bad Spirits») получаются у ее сборной команды так свежо, как будто до нее никто попытки афроджазового синтеза не предпринимал.

Hamid Drake — Albert Beger — William Parker

«Evolving Silence», vol. 1-2

Earsay’s Jazz

Хотя в этом трио участвует самая авторитетная на настоящий момент ритм-секция нового джаза (барабанщик Дрейк и контрабасист Паркер), на самом деле оба альбома — это проект 48-летнего израильского саксофониста/флейтиста Альберта Бегера. Бегер, уроженец Турции — выпускник Беркли-колледжа, в Израиле  он играл и с нашими знаменитостями — Вячеславом Ганелиным и покойным Романом Кунсманом. Первый свой диск выпустил в середине 90-х, но  если бы не выступление в качестве гостя в составе трио трубача Роя Кэмпбелла на Джаз-фестивале в Тель-Авиве в феврале 2005 года, его имя до сих пор оставалось известным только местным знатокам фри-джаза. Но на следующий день после выступления с Кэмпбеллом Бегеру была предоставлена возможность сыграть с его ритм-секцией — собственно, Дрейком и Паркером. Записанного материала хватило на два диска. Это фри-джаз высшей пробы, до энергетики которого редко кому удается подняться за пределами  Чикаго или нью-йоркского Даунтауна. Тем более удивляет посвящение Стиву Лэйси «Funky Lacy» в,  казалось бы, не свойственной самому Лэйси манере фри-фанка (и с Бегером на тенор-саксофоне!). Зато сходство с партнером Ганелина по трио «ГТЧ» Владимиром Чекасиным вспоминается еще до того, как  Паркер заканчивает свою каденцию к «Skies of Israel» (намек на Орнетта Коулмэна тоже не случаен) и вступает тенор-саксофон Бегера. В общем, представьте на мгновение, что мэтр Чекасин в лучшей форме и аккомпанирует ему не случайная студенческая команда, а Дрейк и Паркер!

Russel Gunn

«Plays Miles»

High Note

Трубач Рассел Ганн сначала привлек всеобщее внимание в Джаз-оркестре Линкольн-центра под управлением Уинтона Марсалиса (он солировал в знаковой программной сюите «Blood on the Field»). И под влиянием исторической концепции Марсалиса записал четыре диска с претенциозным названием Ethnomusicology, хотя вполне мог обойтись одним. Поскольку Ганн — земляк Майлза Дэйвиса (оба из Сейнт-Луиса), в прошлом году, в 80-летие классика джаза, от молодого трубача, естественно, ждали диска-трибьюта. Но трубач не торопился: выпустил диск «Рассел Ганн играет Майлза» уже в этом году, когда юбилейные страсти улеглись. И правильно сделал.  Во-первых, имя Дэйвиса уже не всплывает по любому поводу, во-вторых, Ганн играет вещи из репертуара Дэйвиса не со своим постоянным коллективом, хотя в него входят, в сущности, те же музыканты,  и не пользуется названием Elektrik Butterfly Band, которое рождало бы ложные ассоциации с психоделическими 60-ми (тем более что он аккомпанировал легендарному протопанку Лу Риду). Потому что сам Ганн — в отличие от эстетики тех лет — осмотрительно не пользуется никакими электрическими примочками (если не считать эффект «эхо» в «Bitches Brew»), которым в цифровую эпоху, что называется, грош цена. Но зато при помощи отличных молодых сайдменов (клавишник  Orrin Evans, басист Mark Kelly и два ударника  Montez Coleman и  Kahlil Kwame Bell) превращает акустическую классику Дэйвиса и его  музыкантов (Footprints Шортера, «81» Картера) в актуальный электрический фанк — даже вальс «All Blues».

Bob Florence

«Eternal Licks & Grooves»

Mama Records

Странная вроде бы идея посетила две солидные организации ASCAP (Общество авторских прав) и IAJE (Ассоциация педагогов джаза) — заказать альбом, посвященный Каунту Бэйси, музыканту авангарда 50-х годов — Бобу Флоренсу, пианисту, аранжировщику и композитору. Флоренс со своим оркестром Limited Edition до сих пор фактически придерживается принципов тех лет — плотной, близкой полифонии оркестровой фактуры, концертных форм с сольными импровизациями в стиле кул. А с другой стороны, и сам Флоренс в конце 50-х работал в свинговом биг-бэнде Сая Зентнера, но общался и со Стеном Кентоном, и с Биллом Холлманом. Да и Каунт Бэйси не был таким уж пуристом свинга, в конце концов, его саксофонист Лестер Янг придумал «холодную» фразировку, и флейта Фрэнка Уэсса звучала «прогрессивнее» и «симфоничнее», чем десятки замысловатых аккордов консерваторских интеллектуалов, заигрывавших в те годы с джазом. Флоренс, как и все на западе США, работал в кино, заслужил пятнадцать номинаций на «Грэмми» и один раз даже удостоился золотого граммофончика. Достаточно один раз услышать, как он комбинирует, казалось бы, «все те же вечные ходы и ритмы» от Бейси в заглавной композиции (это ее название!) или намекает одновременно и на «Лунную сонату», и на «Серенаду» Шуберта в своей вступительной каденции к собственной аранжировке «Лунного света» Дебюсси!

Arve Henriksen

«Strjon»

Rune Grammofon

Третий сольный альбом трубача образцово-показательного проекта фирмы Rune Grammofon — группы Supersilent. Первый — это был почти полностью акустический минимализм наподобие японского сада камней, второй — «Chiaroscuro» — электроакустические импровизации, записанные в реальном времени, но затем подвергшиеся  основательной обработке. «Strjon» — в отличие от них студийная работа, джазовый dark ambient, погружающий слушателя в звуковой ландшафт якобы реально существующего норвежского городка. Strjon — это старое произношение его названия Stryn, которое восходит, конечно же, к тому же корню, что и английское stream — поток). Характерны названия «Черная гора», «Восхождение», «Листья и камни», «Зеленая вода», «Сход ледника»). Но даже через самые   загадочные эмбиентные звучания (Столе Сторлеккен — клавишные, Хельге Стэн — гитара) все равно хрипло, но пробивается тот же звук трубы, который Майлз Дэйвис изобрел для своих «Очерков об Испании». В конце концов, и «Очерки», и «Strjon» — пейзажные зарисовки каких-то нетронутых урбанистических цивилизаций, мест (и времен).

Диски предоставлены магазинами «Пурпурный Легион на Новокузнецкой» и «Дискорама-Пушкинская».

Net — Джазу

Большую часть диска Боба Флоренса можно послушать (как и многое другое) на сайте Dr. Jazz Operations http://www.drjazz.com/. А заодно и посмотреть редкие фотографии, в частности, с последнего съезда IAJE 2007 — того самого, которое два года назад заказало Флоренсу рецензируемый в этом номере «Салона AV» альбом.

 

   
ListenListen
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"