#1/2007 • JAZZАЛЬБОМ

Дмитрий УХОВ

Ben Allison

«Cowboy Justice»

Palmetto Records

40-летнего нью-йоркского контрабасиста (и гитариста) Бена Эллисона у нас не знают: он окончил Нью-Йоркский университет в конце 80-х, когда нам было не до джаза. И еще потому, что Бен Эллисон не относится ни к респектабельным неоконсерваторам, ни, наоборот, к скандальным постмодернистам. А занимает, как говаривал английский поэт Дилан Томас, лучшую для художника позицию - между двух стульев. Как сайдмен он вращается больше в кругах мэйнстрима (хоть и не самого ортодоксального - в частности, Ли Конитца), но в начале 90-х Эллисон, однако, создает творческое объединение The Jazz Composers Collective. И внедряет в современный репертуар музыку уже забытого современника того же Конитца - Херби Николза. На концертах его объединения в умеренных дозах приветствовались любые авангардные новшества, которые, тем не менее, вполне вписывались в эстетику хард-бопа. Кроме того, Бен Эллисон не скрывает своих демократических (в американском понимании) убеждений. Поначалу даже альбом «Cowboy Justice» можно принять за злободневную критику режима. Но все у Эллисона с двойным, а то и тройным дном. Композиция «Emergency» («Чрезвычайное положение») строится на классическом блюзе «St. Louis Blues» (ответ: потому что в нем есть слова «Завтра будет как сегодня» - намек на бездействие властей 11 сентября 2001 года).  Но самое главное - удивительное равновесие между традицией и современностью, между мэйнстримом Линкольн-центра и авангардом Даунтауна, между электрогитарой Стива Карденаса и акустическим саундом всего проекта.

Don Byron

«Do the Boomerang»

Blue Note/EMI

Дон Байрон - исключение из правил: афроамериканец из Южного Бронкса вырос не рэппером (хотя и о хип-хопе впоследствии вспомнил), а окончил Консерваторию Новой Англии по классу кларнета. Во время учебы Байрон играл в знаменитом «Консерваторском Клезмер-бэнде» и изучил бытовую еврейскую музыку настолько, что его альбом с еврейскими песнями и танцами Каца стал хитовым. Но как безупречно виртуозный кларнетист Байрон принимал участие во многих экспериментах с джазом (многие из которых сам и затевал). Не будучи по природным склонностям авангардистом, он играл в собственном фри-джазовом проекте Tuskogee Experiments и сочинял музыку для «Кронос-квартета». То, что рано или поздно Байрон обратится и к истории афроамериканской музыки, было очевидно. Но все равно никто не ожидал, что это будет музыка артиста «Тамла-Мотаун», саксофониста и вокалиста Джуниора Уокера, то есть афроамериканский поп-соул 60 - 70-х годов того же рода, что и главных артистов «Тамлы» - Стиви Уандера и Майкла Джексона. Но и в этом банальном репертуаре Байрон смог преподнести сюрприз: во-первых, выяснилось, что на тенор-саксофоне он играет не хуже, чем на кларнете. Во-вторых, Байрон привлек к записи двух настоящих блюзменов - Криса Т. Кинга и Дина Боумэна. В-третьих, на диске есть знаменитая тема Джеймса Брауна «There It Is», исполненная довольно близко к оригиналу. Байрон явно хочет сказать, что конвейерное производство «Тамлы-Мотаун» вполне вписывалось в естественную эволюцию всей афроамериканской музыки, так что слово «бумеранг» в названии диска к месту.

Dino Saluzzi

«Juan Condori»

ECM

Бандонеонист Дино Салуцци один из самых верных владельцу и продюсеру фирмы ЕCM - наряду с Яном Гарбареком и Китом Джерретом. Если честно, то люди джаза узнали о том, что на бандонеоне можно играть серьезную музыку, не по дуэту Астора Пьяццолы - Джерри Маллигана («Summit», 1974), а по первой же пластинке соотечественника Пьяццолы Тимотео «Дино» Салуцци «Kultrum» (1982). В нем было еще меньше джаза, чем у Пьяццолы и больше авангардного нью-эйджа, хоть и не такого глубокого, как у аккордеонистки Полин Оливерос. Потом фирма ЕСМ начала раскручивать Салуцци как джазмена, окружая его лучшими импровизаторами своего времени. Но подоспела мода на этно, и Салуцци стал чаще появляться в компании брата, саксофониста-кларнетиста Феликса «Кучары» и сына Хосе Салуцци, электрогитариста в духе Пэта Метини. В квинтете, записавшем «Juan Condori», появляется еще один Салуцци - Матиас, племянник Дино и, соответственно, кузен Хосе. Плюс «почетный член семьи» итальянец У.Т. Ганди на ударных. Взаимодействие между членами «семейного предприятия» почти телепатическое - показательно, что наряду с тремя довоенными танго и его собственными композициями в альбом включена коллективная импровизация - почти что на уровне Полин Оливерос. И если «новое танго» подражателей Пьяццолы - это утрированное танго, то эмбиентные композиции квинтета, плавно перетекающие одна в другую, - больше, чем танго. Кроме естественной тоски по прошлому это и ностальгия по настоящему, и даже, кажется, по будущему.

Gordon Goodwin's Big Phat Band

«Big Phat Pack»

Immergent

Калифорнийский мастер на все руки Гордон Гудвин (саксофонист, пианист, аранжировщик и композитор) - чернорабочий джаза, он вступает в основном как автор и исполнитель закадровой киномузыки и пишет аранжировки для духовых оркестров, когда последним нужен джазовый репертуар. Гудвин получил три телевизионные премии Emmy (аналог нашей «ТЭФФИ») за музыку к мультфильмам. Вопреки циничным голливудским профессионалам, Гудвин упорно придерживается принципов джазового мэйнстрима, даже точнее, современного биг-бэндового свинга. Любители Оливера Нельсона, Каунта Бэйси, Олега Лундстрема могут спать спокойно: дело их кумиров живет! Любопытно, что слово «толстый» в названии ансамбля пишется, как «Phat» - звучит как «толстый», но в этом написании значит «крутой, разгоряченный». Вот обрадовался бы пролетарский писатель Максим Горький, автор антиджазового фельетона «Музыка толстых», если бы узнал, что «Phat Pack» («Крутая Компания») аллюзия к Фрэнку Синатре и

компании его друзей «Rat Pack» - «Крысиная компания». Недаром же диск фактически начинается с бодрого исполнения «Too Close For Comfort» - Дайана Ривз явно намекает на одного из «Крысиной команды» - певца и киноактера Сэмми Дэйвиса-младшего. А дальше идет свинговая версия лейтмотива из черной кинокомедии «Атака помидоров-убийц». Как и на предыдущем диске, «компания» Гудвина и впрямь крутая (кларнетист Эдди Дэниэлс, вокальный секстет Take 6, саксофонист Дэйвид Сэнборн).

Ilhan Ersahin

«Our Theory»

Nublu records

Впервые к нам попадает диск саксофониста Ильхана Эрсагина - турка, выросшего в Швеции, но получившего джазовое образование в знаменитом бостонском колледже Беркли и надолго задержавшегося в Америке. Международный эйсид-джазовый (или, если угодно, трип-хоповый) проект Эрсагина «Wax Poetic» был в 90-е годы достаточно популярен, что позднее дало ему возможность открыть в Нью-Йорке небольшой клуб и звукозаписывающий лейбл Nublu. Два года назад Эрсагин познакомился с очень популярным электроджазовым французским трубачом Эриком Трюффазом и выпустил на своем лейбле совместный проект «Our Theory» («Наша теория»).

Теория саксофониста Эрсагина и трубача Трюффаза на самом деле очень проста - электронный джаз, тот, что в Швеции называют ню-джазом, не обязательно сводится к простым танцевальным формулам, как эйсид или трип-хоп. Импровизации могут быть достаточно свободными, а ритмы - совсем не обязательно в стиле диско. Время от времени появляются и близкие Ильхану Эрсагину восточные мотивы - тем более что они сейчас вмоде. Как в моде трубач Эрик Трюффаз, имя которого, в первую очередь, привлечет внимание любителей самого современного электронного джаза к их квинтету (Thor Madsen - гитара, электроника, Jochen Rueckert - ударные, Matt Penman - бас).

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"