#9/2004 • ROCKАЛЬБОМ

Елена САВИЦКАЯ

ETTA JAMES

«BLUES TO THE BONE»

BMG

Сергей Воронов, лидер группы Crossroadz, на вопрос о том, может ли женщина исполнять блюз, ответил: «Может, если у неё есть яйца». Так вот, не поймите меня неправильно: у Этты Джеймс яйца есть. Ясное дело, что без подлинного блюзового чувства Этта не стала бы одной из величайших представительниц этого жанра на земле. Но всё же удивительно и достойно восхищения, что в свои годы Джеймс исполняет исконно-посконно «мужские» песни — «Mojo Walking», «Little Red Rooster» и др. так, что становится ясно: блюз не может делиться по половому признаку, он един для всех. Этта поет известнейшие блюзовые стандарты немного медленнее, чем это обычно принято, как бы растягивая удовольствие; поет своим низким грудным голосом, которым наслаждается уже не одно поколение слушателей; поет мудро, без излишней горячности и нарочитой сексуальности, не стараясь бить на внешний эффект. Но сколько в этой женщине твердости, напористости, огня и прочих достоинств — иные мужики бы позавидовали!

THE ORB

«BICYCLES & TRICYCLES»

Cooking Vinyl/«Союз»*

Корректней всего было бы назвать новый альбом The Orb «энциклопедией современной электронной музыки», и все были бы довольны. Действительно, стремление мэтров прогрессив-эмбиента расширить свое стилевое поле за счет танцевальных жанров вызывает уважение: за что бы ни взялся Алекс Патерсон (ныне творящий без своего коллеги Джеймса Коти), все у него получается добротно и профессионально. Но со сменой состава и направления легкая рука The Orb превратилась в тяжелый кулак: альбом загроможден грубыми и назойливыми звуками, жесткими грувами, агрессивным вокалом и разрушающими мозг «зацикленными» фразами. На огромном танцполе техно-треки воспринимались бы, пожалуй, в самый раз; но слушать их «в комфорте» (как советует Патерсон в аннотации к пластинке) трудновато. Жаль, что из творений The Orb испарилась былая светлость и гармоничность — в современной музыке нахрапистости и «жира» и так хватает.

SCORPIONS

«UNBREAKABLE»

BMG

«Мы не хотим, чтобы нас считали рок-динозаврами», — заявляли «Скорпы», записывая предыдущий студийный альбом «Eye2Eye», полный маловнятных экспериментов с электроникой. С тех пор коллектив шатало изрядно — от оркестровой гигантомании к акустической напускной скромности, однако «живьём» группа исполняла всё тот же принесший им славу хард-рок. Совершив полный круг, Клаус Майне со товарищи опомнились, стали прилюдно рвать на себе оставшиеся волосы и клясться в верности хард-року. Для убедительности даже поместили на обложке «Unbreakable» окаменелость, напоминающую по форме скорпиона — мол, динозавры мы, и ничуть того не стыдимся! Получилось весьма умильно — от энергичного начала альбома, до коронного медляка «Maybe I Maybe You», где лирический вокал Майне раскрывается во всей привычной красе. Беда лишь в том, что за всеми почётными грамотами, аудиенциями в верхах да сигарами в зубах «Скорпы» совсем растеряли рок-н-ролльный кураж, который, признаться, уже в «Love At First Sting» едва-едва угадывался. «Unbreakable», который от самого хитового альбома группы отделяет более двадцати лет, представляется и вовсе эдаким гипсовым слепком с себя молодых, аккуратным, но лишённым плоти, крови, нервов и всего, что живому существу свойственно. Таких, гипсовых да бронзовых, и впрямь уже не сокрушить — потому что незачем.

DIMITRI FROM PARIS

«CRUISING ATTITUDE»

Discograph/«Союз»*

Галантный парижанин Димитрий сделал себе имя изысканнейшим дебютом «Sacreblue» (1996), после чего стал одним из самых высокооплачиваемых ди-джеев мира и с тех пор в основном пожинал плоды своего таланта, выступая в VIP-клубах и на закрытых вечеринках сильных мира сего. За восемь лет модный юноша выдал в свет лишь собственно диджейский сет «Night at the Playboy Mansion», и только теперь порадовал вторым альбомом. Свой цикл Димитрий построил как путешествие по воображаемым странам и континентам (во вступлении приятный мужской голос предлагает пристегнуть ремни, расслабиться и испытать удовольствие в волшебном полете — подобные «заходы» в истории поп-музыки применялись уже сто раз, но всё равно очень мило). «Выруливал» звуковую партитуру Димитрий на сей раз в компании целого ряда инструменталистов и вокалистов — среди последних отметим очаровательную Хелену Ногерру и японку Маки Номия из Pizzicato Five. Изящества, стильности и шика музыке не занимать — развлекательная смесь хауса, эйсид-джаза, диско, фанка, мелодий в стиле ретро и «обыкновенных» поп-песен придется по вкусу «пассажирам» от мала до велика. Одна беда — со своим творением Димитрий опоздал года на три: лаундж у публики нынче вызывает скорее раздражение, чем глубокое удовлетворение. Что, впрочем, не умаляет достоинств альбома.

KATIE MELUA

«CALL OFF THE SEARCH»

Dramatico Entertainment Ltd.***

Кэти Мелуа — это вам не очередная девушка с гитарой (с характером, веслом, плеером, веером и т.д). На удивление всем, эта юная черноволосая цыпочка оказывается не соперницей Аврил Лавин, а исполнительницей свинга, трэд-джаза, мягких эстрадных баллад и блюзов. Самое забавное, что Кэти — наша с вами бывшая соотечественница: родилась в Грузии, некоторое время жила в Москве, пока ее отцу, хирургу по профессии, не предложили работу в Белфасте, откуда семья наконец переехала в Лондон. Тут певунью заметил композитор/продюсер Майк Батт (сочинял песни для Арта Гарфункеля и других звезд) и записал с ней альбом, который, между прочим, даже занял первое место в чартах. Солидный биг-бэнд с умудренными опытом солистами, отличные композиции, стилизованные под 30 — 50-е годы (плюс каверы Джона Мэйолла и Рэнди Ньюмена), рафинированная салонная эстетика и образ Мэрилин Монро с ее «I Wanna Be Loved...», всплывающий за кадром... Очень похвально, когда столь молодые девушки пытаются прыгнуть выше головы и с наскока освоить серьезные жанры, не размениваясь на всякую попсу. Кэти не хватает только одного — более глубокого понимания того, что она делает, и еще — более разработанного, тембристого, гибкого голоса. Пока что она поет плосковато и слащаво, а работа в целом напоминает продюсерский проект, пусть даже он далек от «Фабрики звёзд» и прочих «Поп-идолов».

WASP

«THE NEON GOD: PART 1 — THE RISE»

Noise/Sanctuary Records*

WASP никогда не числились в ряду интеллектуальных групп, и, право же, никому не нужно было, чтобы они туда вступали. Но нет же, лидер старинной формации WASP Блэки Лоулесс решил продемонстрировать, что тоже не лыком шит, и задумал многотомный труд о Неоновых Богах, коего первую часть и представил на суд слушателя. Концептуальное произведение с элементами прогрессива (увертюры-оркестровки, сквозной сюжет и прочие прелести) резко контрастирует с привычно-непритязательным хэви-творчеством г-на Черного Беспредельщика. Типологически «The Neon God» напоминает монооперы Кинга Даймонда, только поет Блэки исключительно «своим» голосом. Но вот беда — музыка скучна и уныла, история о Богах — надуманна и страдает отсутствием логики, а сочинение в целом выглядит эдакой претенциозной тягомотиной. Когда удивление, вызванное свершившейся с WASP метаморфозой, проходит, слушать большую байку больше не возникает желания. Мораль: иногда лучше не показывать, какой ты умный, даже если с мозгами у тебя действительно всё в порядке. Так будет еще умнее.

MARILLION

«MARBLES»

EMI

Недавно приснился мне сон. Будто читаю я некое сочинение по арт-року (!), написанное некой студенткой некоего гуманитарного университета (!!), в котором черным по белому написано: «Marillion — среднестатистическая группа». Несмотря на бредовость сна (вызванного, видимо, необходимостью прослушивания нового альбома упомянутой команды), доля правды в данном утверждении есть. В последнее время Marillion так пытаются попасть в струю, заимствуя у разных исполнителей, что превратились, несмотря на свой стаж и былую славу, во вполне среднестатистическую группу. Radiohead, U2 и прочий современный балладно-гитарный радиорок, остатки Genesis, чуток Pink Floyd плюс немножечко собственно неопрога — и готова питательная среда, в которой Marillion варятся последние годы. Правда, в новом творении Marillion влияние Radiohead чувствуется меньше, может быть, потому, что мода на эту группу тоже проходит. Да и вообще «Marbles» выдержан в более позитивных тонах, нежели пара предыдущих дисков — может быть, потому, что посвящен безоблачному детству, о котором с дремотной ностальгией вспоминают Хогарт со товарищи. Но в целом впечатление от альбома рассеивается как сон, сразу после прослушивания. Кроме собственно главной темы (которая, впрочем, в разных вариантах проходит в альбоме четырежды), запоминающейся своей эфемерной красотой и воздушным клавишным звучанием, ничто в новом творении Marillion не тревожит душу, не захватывает ни драматизмом, ни выразительностью, ни яркой образностью. Такой, наверное, и должна быть идеальная музыка нашего времени — чтобы под нее было приятно засыпать.

NIGHTWISH

«ONCE»

Fono Ltd.

Главный композитор суперпопулярной в России финской пауэр-группы Nightwish Туомас Холопайнен воплотил в жизнь свою заветную мечту — записал диск с симфоническим оркестром и хором. Альбом «Once» стал очередной ступенью (а может быть, и вершиной) в эволюции группы, начинавшей как акустический проект и прошедшей несколько стадий развития в ею же изобретенном жанре опера-метал. «Bombastic» (пышный, помпезный, эффектный) — любимое словечко Холопайнена для характеристики своего творчества, и теперь Nightwish стали бомбастичнее некуда. При этом с инструментовкой, исполнением и продюсированием у финнов всё получилось весьма складно: все партии на своем месте, скрипки и медные духовые находятся в нужном балансе с тяжелыми гитарами и батареей ударных, слышно и хор, и солистов-вокалистов. Помимо всеми обожаемой Тарьи, у микрофона часто оказывается Марко Хьетала; сама Тарья поет теперь не только в оперном, но и в поп-ключе (на мой взгляд, это получается у нее не очень хорошо, так как тут госпожа Турунен становится бледной копией Сары Брайтмэн); кроме «оперы», в арсенале группы теперь и диско-метал («Wish I Had An Angel» — чуть ли не главный хит альбома), и элементы готики и этники (включая песню на финском языке). Трудно предсказать, какую реакцию данные изменения вызовут у поклонников. Но в целом результат весьма удачный: эдакая «Кармина Бурана» Орфа на рок-лад, жаль только, слегка затянутая. Непонятно лишь, остались ли у Nightwish резервы для бомбастичности — переплюнуть «Once» в этом смысле будет весьма сложно.

MINISTRY

«HOUSES OF THE MOLE»

SPV/«Союз»*

Отряд очень даже заметил потерю бойца. С уходом компьютерщика Пола Баркера музыка Ministry — главной индустриальной группы всей планеты — претерпела серьезные изменения. Осиротевший Эл Юргенсен почесал затылок, позвал кучу гитаристов и записал нечто в духе «обычного» металла. Вне всякого сомнения, Ministry поступили решительно и смело: покуда некоторые металлисты (как в свое время Хэлфорд) меняют родной хэви на модный электронный «тяжеляк», Юргенсен со товарищи вдруг начинает играть несовременную и непродвинутую музыку. Тоже, знаете ли, финт ушами. Но, увы... «Houses Of The Mole» вызывает подозрения уже с первых нот: изрядно потасканная (в среде металлистов) цитата из того же Орфа заставляет насторожиться. А дальше — прямолинейно-подростковое гитарное «нарезалово», вплоть до откровенно тупого трэша, пусть и с обработанным электроникой вокалом. Только вот брать под козырек и строиться на подоконнике под «Houses Of The Mole» (как это было, скажем, с «Psalm 69», «Filthpig» и другими более поздними образчиками творчества) как-то не хочется. Ибо не прёт. Ступив на сопредельную территорию, «министерцы» не стали на ней своими, оказавшись лазутчиками в стане (в общем-то) врага. К чему это было сделано? Ответ, видимо, прост: альбом слепили из того, что было. Получилась «болванка», которую стоило бы пообточить, чтобы она стала настоящим произведением.

MOTORHEAD

«INFERNO»

SPV/«Союз»*

У Лемми пламенный мотор не только вместо сердца, но и вместо головы, селезенки и прочих частей тела. Иначе чем объяснить, что, находясь в возрасте, когда другие люди предпочитают тихие радости типа вскапывания огорода и игры в домино, мистер Килмистер продолжает бомбардировать тяжелую сцену своим огнедышащим хард-н-хэви, убирая с дороги молодых, зелёных, не закаленных жизнью и славой коллег! Конечно, ничего сверхвыдающегося в новом альбоме Motorhead нет, и вряд ли вы сможете отличить его от пары-тройки предыдущих. Но наличествует главное: три правильных аккорда, «мясной» звук, зубодробительная энергетика и непреходящий рок-н-ролльный угар, в котором Лемми продолжает пребывать, несмотря на почтенные года. Злобные и веселые песни-тарахтелки про убийц, продажных женщин и собачью жизнь кому хочешь добавят хорошего настроения. Новшество: вместо душераздирающей баллады, на которые в последнее время стал щедр Лемми, альбом украшает скупой и солёный «Whorehouse Blues», исполненный во вполне аутентичной манере. Мотор!

НАМГАР

«ХАТАР»

Sketis Music****

Намгар Лхасаранова — бурятская Нефертити с голосом юным, звонким и подвижным. Созданная ею группа «Намгар» базируется в Москве, но слушая ее песни про бескрайнюю степь, луноликих красавиц, бесстрашных героев, быстрых скакунов и дикий ветер, нетрудно представить себя древним кочевником, чья жизнь подчинена природному календарю и обычаям предков. «Намгар» исполняет старинные народные мелодии в авторских, но максимально приближенных к аутентичным аранжировках, используя только «натуральные» инструменты, такие как чанза (род лютни), ятага (цитра), морин-хуур (смычковый инструмент, увенчанный головой коня, символ монгольской музыки), варганы, тибетская поющая чаша и даже коряга. В репертуаре — и веселые плясовые (ёхор, нэрьеэн), и шуточные, и лирика, и, конечно, песни о родной земле (к счастью, в буклете есть переводы текстов, позволяющие проникнуться их поэтикой в полной мере). Русскому уху они отнюдь не чужды — видимо, есть общность на каком-то прауровне. К задорному голосу Намгар нередко присоединяются и мужские голоса — в частности, Балданцыренгийн Баттубшин с его горловым пением, и тогда возникают динамичные песни-сценки, в которых можно услышать и диалог влюбленных, и разговор старших с младшими, и топот копыт, передаваемый перестуком перкуссии, и трели жаворонка, и свет небесных звезд... А Намгар всё вьет и вьет свои песни, точно прялка прядет долгую нить, и в этой бесконечности и предопределенности — вся закономерность и упорядоченность земного бытия, которую в современной городской суете мы давно уже потеряли.

LAVRENCHUKKI

«PRACTICA»

Shum Records

Геннадий Лаврентьев — скрипач Kostarev Group, бывший участник «Рады и Терновника» (обучался игре на табла в Дели в суперизвестной школе с трудновыговариваемым названием), человек с хитрой хулиганской улыбкой, бодро прыгающий по сцене в такт взмахам своего смычка или самоуглубленно стучащий по барабанам, сидя босиком на специальном коврике. Кирилл Паренчук — экс-перкуссионист «Рады и Терновника» же, добродушный весельчак, сосредоточенно и лихо молотящий по тем же табла, а также разного рода экзотическим ящикам из-под чая и котлам для плова (это нам, непосвященным, так кажется). Вместе они — «горячие финские парни» Лавренчукки, поющие свои веселые и грустные песни. Вернее, совсем не поющие и совсем не финские, ибо играют Lavrenchukki инструментальную музыку в традиционном индийском духе. Лаврентьев обильно сдабривает свои скрипичные соло неблизкой европейскому уху микрохроматикой и тщательно избегает привычного для нас «круглого» академического звука. Паренчук весьма удачно вступает кое-где на сопрано-саксофоне. А разные замечательные табла, дарбуки, джембе и прочие «говорящие барабаны» передаются из рук в руки, так что и не уследишь, кто, где и куда стукнул. Теплая медитативная энергия обволакивает и успокаивает, кое-где становясь даже слишком вязкой и усыпляющей. Но на последней вещи — почти 10-минутной кримзоидной «P.S.» — всё это благолепие рассыпается, впиваясь в мозг назойливыми осколками. Такие вот они парни, эти Лавренчукки. Палец им в рот не клади, откусят.

UDO

«THUNDERBALL»

AFM/CD-Maximum**

Поначалу был культурный шок. Ветеран немецкого тяжмета, Удо Диркшнайдер, похоже, и не планировал такого эффекта, а хотел лишь преподнести российским фэнам милый сюрприз в благодарность за неизменно теплый приём на концертах. «Trainride to Russia», она же «Поезд По России», с припевом на русском языке, разухабистым аккордеоном Штефана Кауфмана и танцевальным ритмом смотрится несколько диковато — так, возможно, звучала бы бессмертная композиция «У самовара я и моя Маша», будь она исполнена группой Accept! Leningrad Cowboys такое и не снилось. Смешно? Зря смеётесь, именно так — «калинка, водка, сто грамм и вперёд» — о нас и думают за рубежом. Именно таких нас и видел Удо Диркшнайдер, мыкаясь из города в город в купейном вагоне...

Шедевр — во всех смыслах. Но он не должен затмить остальные треки альбома. А они представляют позднего UDO во всём его блеске и смысловой законченности. По-доброму шутя над традиционным «злобарским» метал-имиджем («Я съел Луну на завтрак, а Солнце — на обед»), Удо вколачивает еще 10 гвоздей в памятник жанру. И пусть классический хэви-метал остановился в развитии, и один удар мастера неотличим от другого. Проглотив «Thunderball», нам остаётся только довольно потирать животы...

Диски предоставлены: * «Союз Music», ** CD-Maximum; *** Universal Music Russia; **** Sketis Records.

 

   
ListenListen
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"