Системный подход • #8/2004

Николай ЕФРЕМОВ

БАРХАТНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Говоря о британском Hi-Fi, принято вспоминать его историю, традиции, звуковую школу... Но как сохранить все это в условиях жестокой борьбы за существование, когда с одной стороны напирают дешевые азиатские брэнды, а с другой — home theater? Не так давно на нашем рынке появилась техника двух производителей из Соединенного королевства, которым удается в этих условиях не только выживать и развиваться, но и воплощать в жизнь весьма нетривиальные идеи.

КОМПАНИЯ ORELLE ВЫШЛА НА рынок в 1989-м и быстро утвердилась в небольшом, но престижном аудиофильском сегменте. При этом цены на ее технику не были заоблачными, да и сейчас фирма не гонится за сверхприбылями: самый дорогой компонент из новой линейки стоит чуть больше 1500 долларов. И хотя дизайн радикально изменился, схемотехника и исполнение продолжают фирменную концепцию, реализованную в моделях-предшественницах. Например, CD-проигрыватель CD100evo является улучшенной (эволюционизированной — отсюда и «evo» в индексе) версией очень удачной модели CD100. А обновленный дизайн, как выяснилось, обусловлен не столько эстетическими, сколько конструктивными соображениями. Жесткий корпус, изготовленный из авиационного алюминия (масса аппарата около 6,5 кг), является частью фирменного принципа CATS — Critical Acoustic Tune System. Металл эффективно поглощает энергию вибраций, возникающих внутри из-за работы механизма или приходящих снаружи — например, от работающей на большой громкости акустики. Кроме того, замкнутый контур предотвращает наведение внешних ВЧ-помех на печатные платы, что тоже положительно сказывается на звучании. Philips VAM1250, пожалуй, один из лучших приводов с фронтальной загрузкой, установлен на амортизаторах. Контроллер тоже филипсовский, но программа управления и обмена данными с дисплеем написана специалистами Orelle. Для снижения помех дисплей автоматически отключается при воспроизведении и оживает после нажатия любой кнопки на передней панели или пульте ДУ.

Компания аргументированно обосновывает выбор ЦАПа. Многие производители предпочитают дельта/сигма-преобразователи, поскольку они дешевы и имеют прекрасные паспортные характеристики. Но по звучанию они не устраивают многих любителей музыки, поэтому Orelle ставит исключительно мультибитовые чипы с токовым выходом, раздельные для каждого канала. В CD100evo сигнал до ЦАПа обрабатывается 24-битовым цифровым фильтром с линеаризованной фазовой характеристикой. Преобразование ток-напряжение и аналоговая фильтрация выполняются не операционными усилителями, как в большинстве массовых моделей, а схемой без обратной связи на дискретных транзисторах и пассивными LC-кроссоверами. Результат — высокая линейность усиления и малый уровень интермодуляции, которая обязательно дает себя знать в схемах с глубокой ООС.

Питание тоже организовано с умом. Фирма отказалась от широко распространенных интегральных стабилизаторов со слежением по выходу из-за слишком большого уровня помех. Вместо них — опять же дискретная схема с цепочками, подавляющими шум, который возникает в выпрямителе из-за переключения диодов и проникает из сети. Аналоговые каскады, в т.ч. выходная секция ЦАПа, питаются от собственного low noise источника. Трассировка плат сделана с таким расчетом, чтобы сократить путь от каждого каскада к «земляной» шине.

В проигрывателе нет ни оптического выхода, ни гнезда для наушников — и это тоже обосновано. По мнению разработчиков, интерфейс TosLink является дополнительным источником помех, да и подключаться к аппарату такого класса лучше по коаксиалу. Телефонный же усилитель зря нагружает источник питания и образует лишний «земляной контур».

Эволюция коснулась и предварительного усилителя CA100 — это реинкарнация модели XTC Pre-1, снискавшей награды мировой аудиопрессы. Причина, на мой взгляд, в том, что конструкторы уделяют внимание не только схемотехнике, но и конструктивному исполнению. Как недавно сказал Маурицио Атерини, инженер Bluenote*, усилитель — электромеханический прибор, так же как и CD-плеер, и его звучание очень сильно зависит от профиля и массы шасси. В СА-100 тоже жесткий алюминиевый корпус и продуманное расположение блоков. Схема — полностью балансная, с двухполярным питанием, без разделительных конденсаторов, что улучшает звучание на малой громкости и полезно для баса. Нулевой потенциал на выходе поддерживается сервосистемой. Здесь же стоит отметить, что выходное сопротивление преда довольно велико по современным меркам — 680 Ом. Возможно, это значение обусловлено отсутствием ООС, что само по себе и не плохо, но звучание аппарата может зависеть от соединительного кабеля. Что еще известно о схемотехнике? Все каскады работают в классе А и получают питание от собственных стабилизаторов (опять же, никаких трехвыводных чипов). А процессор, отвечающий за работу ДУ, и связанные с ним цифровые схемы — даже от отдельного сетевого трансформатора. Выход на наушники не предусмотрен по причинам, изложенным выше.

* Его интервью см. в прошлом номере журнала.

Тонкая круглая пластинка, повторяющая плавный изгиб правой грани корпуса — ручка регулятора громкости. Красиво, но вполне возможно, что от частых прикосновений матовая анодированная поверхность скоро потеряет первозданную свежесть.

Оконечник SP100 конструктивно и внешне выполнен в том же стиле, и здесь также реализована концепция CATS. Кроме того, при его проектировании особое внимание было уделено источнику питания. Перечислю основные решения и эффект, который они дают:

— 400-ваттный тороидальный трансформатор. Малое поле рассеяния, незначительные наводки на звуковые цепи;

— сверхбыстрые диоды Шоттки в выпрямителе. Снижение ВЧ-выбросов по шине питания;

— конденсаторы емкостью 40000 мкФ в каждом плече. Малые пульсации и запас энергии, достаточный для мощного, динамичного воспроизведения.

Заявленная мощность SP100 — 100 Вт RMS на 8-омной нагрузке, поэтому была разработана улучшенная система охлаждения и схема автоматического снижения тока выходных транзисторов при повышении их температуры.

Фирма NEAT Acoustics, ровесница Orelle, расположена в небольшом городке Тиздэйл (Teesdale) на севере Англии. Компанию основали два энтузиаста, всю жизнь имевшие дело с живой музыкой. Боб Седженер (Bob Surgeoner) — талантливый музыкант-самоучка, освоивший гитару, ударные, фортепиано, баян и аккордеон. В течение 35 лет выступал перед публикой и записывался в профессиональных студиях, поэтому прекрасно знает, как свести к минимуму разницу между воспроизведением и живым исполнением. Дерек Джиллигэн (Derek Gilligan) долгое время работал звукорежиссером, поэтому обладает не только музыкальным слухом, но и техническими знаниями, необходимыми для проектирования акустических систем.

Дебютная модель Neat Petite появилась в 1991-м (она выпускается по сей день) и получила благосклонные отклики прессы. Конструктивные решения, применяемые в колонках этой фирмы, весьма нетривиальны, поэтому модель Ultimatum MFS, которую мы скоро будем слушать, имеет смысл рассмотреть повнимательнее. Первое, что бросается в глаза, — наличие двух излучателей на верхней стенке корпуса. Это ленточные супертвитеры EMIT (Electro Magnetic Induction Tweeter), разработанные американской компанией Infinity. Устроены они так: тонкая полимерная пленка с напыленным на нее алюминиевым порошком располагается между двумя мощными самариево-кобальтовыми магнитами. Эта ленточка является и звуковой катушкой, и диафрагмой одновременно, поэтому масса подвижной системы чрезвычайно мала. В результате — очень прозрачное, динамичное звучание на частотах вплоть до 50 кГц. Кстати, рабочий диапазон частот Ultimatum MFS нигде не указывается, что довольно странно. Тот факт, что пищалки направлены вверх, свидетельствует о стремлении разработчиков не столько уйти в ультразвуковую область, сколько компенсировать потери, возникающие в жилой комнате из-за поглощения (мягкая мебель, ковры и т.д.), а также вследствие интерференции прямого и отраженного от стен сигнала. Решение грамотное, но как быть с пылью, которая обязательно будет попадать внутрь деликатной конструкции, ведь гриля сверху нет? Впрочем, на сайте Infinity советуют периодически пользоваться мягкой беличьей кисточкой.

Основной твитер с вогнутым куполом находится в углублении передней панели, внутри широкого кольца из ворсистого демпфирующего материала. Это один из наиболее эффективных методов борьбы с отражениями, приводящими к провалам АЧХ в ВЧ-области. Мидбас со 168-миллиметровым диффузором оснащен фазовыравнивающей «пулей», которая, помимо всего прочего, обеспечивает лучшее охлаждение звуковой катушки. Лицевая и верхняя панели представляют собой многослойный сэндвич толщиной 45 мм, состоящий из березовой фанеры, полиэтилена и МДФ. Плиты эти развязаны от корпуса полиэтиленовой мембраной. Но самое интересное в этих колонках — низкочастотное оформление. Внутри герметично закрытого ящика сделана перегородка, на которой установлен еще один такой же мидбасовый драйвер, колеблющийся синфазно с основным. Фирма называет это «изобарической нагрузкой», поскольку внутри рабочей камеры обеспечивается постоянное давление. Но прежде всего, такая конструкция должна влиять на АЧХ вблизи основного резонанса. При небольших смещениях диффузора (т.е. на малой громкости) работает лишь часть корпуса, и добротность системы велика. При этом получается некоторый подъем на 80 — 100 Гц, что дает ощущение плотного, упругого баса. При больших амплитудах «включается» вторая камера, объем корпуса увеличивается, а добротность и резонансная частота падают. Вот такая хитрая тонкомпенсация, устраняющая бубнение на предельных рабочих мощностях. Кроме того, конструкция является механическим фильтром, позволяющим упростить схему электрических кроссоверов до первого порядка. А чем меньше на пути звука катушек и конденсаторов, пусть даже самых качественных, тем лучше.

Колонки комплектуются штатными стойками, прочными, довольно тяжелыми и не лишенными элегантности.

Сначала — грубая пристрелка по басу. Нужно понять, на какой громкости можно слушать систему, т.е. при каком звуковом давлении начнется неизбежное взаимодействие АС с комнатой. Ставим демо-диск [1] с мощной партией синтезированной бас-гитары, уходящей почти в инфразвуковую область. Бас точный, четко очерченный, довольно низкий, без посторонних призвуков. В комнате средних размеров сабвуфер может и не понадобиться. При увеличении уровня возникают стоячие волны и фазовые провалы, но бубнения нет. Вывод: для раскрытия потенциала тракта необходима хотя бы минимальная акустическая обработка помещения. В обычных условиях придется ограничиться звуковым давлением на уровне 1/3 от возможного.

Бурместеровский сборник [2] запускаем с последнего трека — китайских барабанов. Атака передается правильно, фронт не затянут. Затухания длинные, плавные, без шумовых хвостов, четко разделены по каналам. Удар справа — удар слева — палочки точно в центре. Правда, иногда усилитель немного «мажет»: два одновременных удара разной тональности в результате интерференции меняют тембр. Из явных плюсов отмечу почти безукоризненную расстановку барабанов по ширине и глубине сцены.

Римский-Корсаков с того же диска. Мощно, с убедительной динамикой, но основа, басовый фундамент, зыбковата. Для полноценного воспроизведения симфонического оркестра все-таки понадобится саб. Музыкальный баланс слегка смещен вверх. Твитеры явно форсируют тарелки и медные духовые, но именно такой спектр бывает в действительности, особенно если сидеть недалеко от оркестровой ямы. Треугольник, колокольчики — вполне материальны.

Афроджаз Хью Масакелы. Почти surround: вокал в центре, чуть позади колонок, а все остальное — словно плотный звуковой кокон. Система уверенно держит динамический удар, компрессии не ощущается. Отчетливо прослеживается партия бас-гитары, тарелки снова на высоте.

Проверим на всякий случай музыкальный баланс еще раз. Диск [3] скопирован с оригинальной мастер-ленты, которая, естественно, шумит. При подъеме АЧХ системы на 8 — 12 кГц шипение начинает действовать на нервы. В нашем случае звон меди есть, а шум почти не заметен. Похоже, EMIT’ы действительно выведены очень высоко, они отрабатывают лишь самые верхние гармоники, создают воздух. Окраски в голосовом регистре почти нет (почти, поскольку при наложении вокала на мощные инструментальные пассажи тембр все же немного меняется), достоверно воссоздается звукорежиссура 70-х, со всеми подробностями и характерными артефактами. Появляются признаки компрессии. Возможно, импеданс акустики не слишком легкий, и она требует немалого тока от усилителя.

Релиз «Lonely Woman» аудиофильской фирмы Mapleshade [4] записывался с двух микрофонов, и один из них, похоже, стоял очень близко к ударной установке. Из-за этого ВЧ-спектр явно доминирует, иногда просто забивая рояль и контрабас. На акустике с титановыми твитерами этот диск лучше не слушать. У Neat очень звонкое, яркое звучание, и при этом без «песка» и излишней резкости, такое обычно получается при подключении АС с обычными твитерами посредством дорогих серебряных кабелей. Колонки полностью оправдывают свое название*, но это еще и заслуга источника, ведь именно отсутствие цифровой грязи делает звук детальным и одновременно приятным на слух.

* Neat (англ.) — точный, ясный; ultimatum (лат.) — последнее слово.

Сюзан Вега [5] — прекрасный образчик грамотно записанного женского вокала. Сразу проявляется и еще одно достоинство этого CD — точно расставленные по планам инструменты. Много нюансов, никакой окраски на голосе на малых и средних уровнях. Увеличиваю громкость и тут же утверждаюсь в мысли, что для Ultimatum MFS нужен усилитель с большей токовой отдачей. Появляется интермодуляция, она чуть заметна, но верх становится жестче, — все это обычно происходит, когда оконечные каскады подходят к ограничению сигнала. Правда, клиппинга, как такового, не слышно — 100 Вт на 8 Ом все-таки солидная мощность, ее должно хватать для небольшой комнаты и акустики чувствительностью 88 дБ/Вт.

Кассандра Уилсон [6], напротив, звучит на редкость естественно: безукоризненная сцена, точная локализация, голографичный бас, по-настоящему хлесткий удар. Вот что значит аудиофильский лейбл, все на месте, всего в меру и ничто не слишком.

И последнее, самое трудное испытание, Laibach [7]. Необычайно плотный спектр, резкие динамические атаки, тяжелый, мрачный саунд. Эта музыка не вызывает явных затруднений у нашей системы — каши и пространственных провалов нет, тональный баланс, как в предыдущих случаях, чуть приподнят, но присутствует и довольно низкий бас. Удивительно точно передается фактура и тембр голоса Новака, рельефно выделяющегося на фоне хора и плотного звукового полотна (2-я, заглавная композиция). Хочется дослушать почти забытый диск до конца, но через некоторое время замечаю, что усилитель заметно разогрелся. При этом никаких изменений в звучании не произошло, что бывает очень редко. Дело в том, что характеристики выходных транзисторов очень зависят от температуры, и при ее повышении рабочая точка выходит из оптимальной зоны. При этом уровень искажений заметно увеличивается, и что самое неприятное, за счет гармоник высшего порядка. Следящая система, о которой говорится в техническом описании усилителя, действительно дает эффект, и этим СА-100 выгодно отличается от большинства усилителей такой же стоимости.

* * *

Так что же получилось в результате эволюции Orelle? Современный дизайн, повышенная мощность и улучшенная схемотехника. При жестокой борьбе за покупателя фирма не пошла по заманчивому пути упрощения и унификации, а сохранила верность хай-файным принципам. Отсюда и описанный выше результат.

Акустика Neat в силу своей необычной конструкции, похоже, представляет собой весьма сложную комплексную нагрузку. Усилитель СА-100 с ней справляется, но на особо «вредных» фонограммах и больших уровнях громкости — с заметными усилиями. Акцент с верхнего диапазона при желании можно снять, поэкспериментировав с акустическим кабелем. Вполне возможно, подойдет не такой быстрый, традиционно-медный, лучше, если это будет моножила или лента. Колонки очень динамичные, и легкое подтормаживание пойдет им на пользу. При этом все остальное — динамика, точность, уникальные пространственные характеристики — конечно, останутся. n

Музыка, которую мы слушали

1. Демонстрационный диск Triangle. Несколько музыкальных фрагментов с прекрасно прописанным басом. Очень полезен для оценки НЧ-драйверов.

2. Burmester Vorfuhrungs CD III. GEMA. Записи произведений самых разных жанров, сделанные с бескомпромиссным качеством. Диск предназначен для демонстрации дорогих аудиосистем.

3. Creedence Clearwater Revival, «Fantazy», 2000. Альбом 1968 года, заново перемастированный на студии JVC с использованием 20-битового процессора К2. Великолепный саунд и невероятная энергетика.

4. The Frank Kimbrough Trio, «Lonely Woman». Mapleshade Productions,1995. Джазовый мэйнстрим в составе: рояль, бас и ударные. Задумывался явно как аудиофильский диск — никакого микширования, коррекции, компрессии и перезаписи. Тональный баланс немного смещен вверх, и если система тоже немного «высит», то это будет очень заметно.

5. Suzanne Vega, «99,9 F». A&M Records, 1992. Великолепная работа звукорежиссеров, почти концертный перформанс, сделанный в студии.

6. Cassandra Wilson, «Traveling Miles». Blue Note, 1999. Прекрасно сбалансированный частотный диапазон, редкий по богатству тембров женский вокал.

7. Laibach, «Jesus Christ Superstar». Mute, 1996. Запись с очень плотным заполнением звуковой сцены. Если в тракте есть даже малейшая компрессия, она будет заметна.

Тракт, который мы слушали

CD-проигрыватель Orelle CD100evo $1570

Предварительный усилитель Orelle CA100 $1050

Усилитель мощности Orelle SP100 $1050

Акустические системы NEAT Ultimatum MFS $4100

Акустический кабель Ecosse ES 4.45 $230 за 1 м

Межкомпонентный кабель Ecosse Maestro RCA $210

Паспортные характеристики NEAT Ultimatum MFS

Количество полос 2

Акустическое оформление закрытый ящик с ПАС

Чувствительность, дБ/1 Вт 88

Номинальное/минимальное сопротивление, Ом 6/4

Рекомендуемая мощность усилителя, Вт 25 — 200

Размеры (Ш х В х Д), мм 380 х 220 х 370

Масса, кг 15

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"