прямая речь • #6/2004

Николай ЕФРЕМОВ

ЗА ВСЕ В ОТВЕТЕ

НЕ ТАК ДАВНО НА РОССИЙСКИЙ РЫНОК ВЫШЕЛ ИНТЕРЕСНЫЙ АКУСТИЧЕСКИЙ БРЭНД. ВО-ПЕРВЫХ, ОН НЕ ИЗ КИТАЯ, КАК БОЛЬШИНСТВО НЫНЕШНИХ ДЕБЮТАНТОВ, А ИЗ САМОЙ БРИТАНИИ. ВО-ВТОРЫХ, ПРОДУКЦИЕЙ ФИРМЫ ПОЛЬЗУЮТСЯ САМЫЕ ПРЕСТИЖНЫЕ СТУДИИ, НО ПРИ ЭТОМ ЕЕ МОЖНО КУПИТЬ В ОБЫЧНОМ Hi-Fi-МАГАЗИНЕ.

Сегодня у нас в гостях Майлз Робертс (Miles Roberts), директор по маркетингу компании PMC, который расскажет и о других уникальных особенностях этой акустики.

Н.Е.: Итак, PMC означает Professional Monitor Company, и я знаю, что это не просто рекламный ход. Вы ведь действительно начинали со студийных мониторов...

М.Р.: Да, компания основана в 1991-м, а до этого Питер Томас, нынешний ее директор, работал главным инженером на ВВС. Эта корпорация никогда не относилась формально к качеству звучания, и инженеры постоянно совершенствовали аудиотракт. Когда Питер начал собственный бизнес, все эти наработки пригодились. В частности, мы предпочитаем акустическое оформление transmission line, очень популярное в 70-е и 80-е годы, и колонки со встроенными усилителями. Дебютировали мы с двумя моделями — мониторами ближнего поля OB1 и активными BB5, изначально предназначенными для студий BBC.

Сейчас в линейке PMC 12 моделей, которые выпускаются в домашнем и профессиональном исполнении. Несмотря на довольно высокую цену, они хорошо продаются в Англии, Северной Америке и Юго-Восточной Азии. В Россию мы пришли относительно недавно, но этот рынок очень быстро растет, и дела сейчас идут неплохо.

Н.Е.: Где разрабатываются и изготавливаются новые модели?

М.Р.: У нас собственное производство полного цикла в городке Лютон, примерно в 60 км к северу от Лондона. Там расположено КБ, опытное производство, измерительная лаборатория с безэховой камерой и участок сборки. Корпуса мы заказываем на стороне, да и некоторые излучатели тоже. Все изготавливается по нашим спецификациям, которые принимались для профессиональных мониторов. Поэтому даже по внешнему виду невозможно узнать, какой фирмой выпущены динамики. Это же касается и электроники — кроссоверов и встроенных усилителей. Мы точно знаем, что нам нужно, и заказываем модули лучшим специалистам в этой области. Но главная особенность PMC, конечно, transmission line. С этим акустическим оформлением не работает сейчас практически ни один производитель. Между тем, это идеальная конструкция, позволяющая получить максимально низкую рабочую частоту при данном объеме корпуса. Судите сами: transmission line длиной полтора метра в полочной модели DB1 дает срез на 50 Гц по уровню -3 дБ, тогда как при наличии фазоинвертора не получилось бы ниже 80. Кроме того, в последнем случае на частоте настройки возникает горб, а ниже — очень резкий спад АЧХ. В transmission line же, наоборот, все очень ровно с плавным спадом на НЧ, что субъективно ощущается как гораздо более низкий бас. Именно поэтому наши АС так популярны в мастеринг-студиях, где нужно воспроизводить полный диапазон, но для больших мониторов зачастую нет места. Могу похвастаться, что 70% компакт-дисков в мире мастерится на колонках PMC, так что фактически мы отвечаем за их звучание (смеется).

Н.Е.: Отчего же почти никто кроме вас не применяет такое акустическое оформление?

М.Р.: Прежде всего, из-за трудности расчета и изготовления. Начнем с того, что нужен не только лабиринт строго определенной длины, но и с заданной аэродинамикой. То есть скорость воздуха внутри не должна превышать определенной величины, иначе возникнут турбулентные призвуки. Но и чересчур тормозить тоже нельзя, система потеряет эффективность. Методик точного расчета transmission line не существует, приходится эмпирически искать собственный путь, а для этого нужен опыт и изрядные финансовые затраты. Да и в производстве такие АС дороже — только посмотрите, как они устроены внутри. Но в конце концов все затраты окупаются.

Н.Е.: Как показало недавнее тестирование систем OB1*, пассивная акустика PMC довольно чувствительна к выбору усилителя. Наилучшие результаты у нас получились с канадскими Bryston, как, впрочем, и рекомендовано вами.

М.Р.: Ничего удивительного. Эта фирма выпускает профессиональную электронику, и именно ей мы заказываем усилительные модули для активной акустики. Кроссоверы рассчитаны под конкретные излучатели и делаются в соответствии с нашими требованиями. Кроме того, мы около 13 лет являемся дистрибьюторами Bryston в Англии. Кстати, вы видели наши новые колонки AML1, такие небольшие, синие?

Н.Е.: Да, конечно. У них очень необычный вид для студийных мониторов.

М.Р.: Мы обратились в одну компанию, специализирующуюся на промышленном дизайне, чтобы она провела для нас кое-какие исследования. В результате родилась такая нетипичная для PMC конструкция — авангард по форме и классика по содержанию. Для этой модели пришлось даже переделать корпус брайстоновского усилителя** и перемонтировать источник питания (с их разрешения, конечно). Характеристики AML1 просто уникальны для такого объема корпуса. Но это не предел миниатюризации — на недавнем Hi-Fi Show в Бристоле мы показали совсем крошечные мониторы GB1, тоже с transmission line.

Н.Е.: Так что же, собственно, сейчас составляет основу вашего бизнеса — профессиональная акустика или бытовая?

М.Р.: Сейчас бизнес здорово изменился. Когда мы начинали, около 90% нашей продукции предназначалось для записывающих и вещательных студий. В 1997-м мы запустили первую напольную модель MB-1 для Hi-Fi-рынка, и ее успех послужил толчком для изменения политики компании. Сейчас около 75% наших изделий — бытовая акустика, но и с профессионального рынка мы не уходим. Он хоть и не так велик, но очень требователен, вынуждает нас постоянно поддерживать форму.

Н.Е.: А как меняется европейский рынок Hi-Fi в целом?

М.Р.: Падает популярность напольной акустики из-за моды на многоканальные системы. Плазменные экраны и DVD-техника стремительно дешевеет, этот сегмент становится по-настоящему массовым. Многие переходят от стерео к surround, поэтому меняется подход к конструированию усилителей. Например, еще три года назад цифровые оконечники считались детской игрушкой, а сейчас они звучат не хуже многих аналоговых. Мы испытали массу образцов и начали работать с одной американской компанией, выпускающей полупроводники, над созданием собственного усилителя D-класса. Примерно в этом направлении прогресс и движется.

Н.Е.: Прогресс ли это? При равной цене цифровой усилитель все равно будет звучать хуже аналогового. С аудиофильской точки зрения многоканальная система — осознанный шаг назад.

М.Р.: Это зависит от того, для чего она вам нужна. Если вы собираетесь смотреть все фильмы подряд, чтобы просто быть в курсе, я с вами согласен. Но ведь есть и тонкие любители кинематографа, которые в состоянии оценить работу звукорежиссера. Я уж не говорю о многоканальных SA-CD и DVDA — о них раньше аудиофилы могли лишь мечтать. Мы недавно ставили оборудование на фирме Teldec в Германии для мастеринга дисков Harmonia Mundi. Я вам должен сказать, что классическая музыка, грамотно разложенная на пять каналов, производит неизгладимое впечатление. Конечно, для воспроизведения киноэффектов — взрывов, рева стихии и тому подобного — система может быть довольно простой. Мы по этому пути не пойдем, хотя для многих он и привлекателен с коммерческой точки зрения.

Н.Е.: Вы видите здесь перспективы для своей продукции, не самой дешевой, кстати, на российском рынке?

М.Р.: Несмотря на то, что в России представлена продукция практически всех мировых брэндов, я не вижу трудностей для продвижения нашего. Более того, PMC хорошо знает своих потенциальных покупателей — это любители музыки, знающие толк в хорошем звуке. Мне кажется, в России таких немало. n

* См «Салон AV» №1/2004.

** В акустике PMC усилитель закреплен снаружи на задней стенке. — Прим. авт.

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"