ВПЕЧАТЛЕНИЯ • #6/2004

Руслан ТАРАСОВ

ВЕРЮ — НЕ ВЕРЮ,
ИЛИ КИНОТЕАТР ПО СТАНИСЛАВСКОМУ

УЖЕ ШЕСТОЙ РАЗ ГРУППА КОМПАНИЙ SYNERGENTA И ЕЕ ГОЛОВНОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ «РУССКАЯ ИГРА» УСТРАИВАЕТ КОНФЕРЕНЦИЮ ДЛЯ ДИЛЕРОВ. ИХ ЦЕЛЬ ВСЕГДА ОДНА — ПОВЫСИТЬ КВАЛИФИКАЦИЮ СВОИХ ПАРТНЕРОВ. НУ А ПОСКОЛЬКУ ТРЕНИНГИ ПРОВОДЯТ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЗАПАДНЫХ КОМПАНИЙ, ТО НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ РУСЛАН ТАРАСОВ НЕ МОГ УПУСТИТЬ СЛУЧАЯ УЗНАТЬ ВСЕ НОВОСТИ ИЗ ПЕРВЫХ РУК.

Я БЫ С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПЕРЕСЕЛИЛСЯ НА ПАРУ-другую деньков в ухоженный и тихий «Гелио-парк» под Звенигородом, совмещая, таким образом, приятное с полезным, но у меня не было ни возможности, ни цели посетить все семинары, которые проводили иностранные специалисты для российских продавцов. На все про все у меня был лишь один день, да и тот неполный.

Не скрою, что как аудиофилу со стажем мне интереснее всего было поговорить с Полом Розенбергом из Martin Logan и Джозефом Стровасом из AudioQuest. Более того, заинтриговал уже сам факт присутствия представителей исключительно аудиофильских фирм (первая выпускает электростатическую акустику, а вторая — это авторитетный в High End кабельный брэнд) на этом сугубо «театральном», как было понятно из программы, форуме. Своей цели я достиг, но не сразу...

На втором этаже главного корпуса никого, кроме официантов, которые накрывали в коридоре стол с чайно-кофейными лакомствами, не было. Между тем стрелка часов приближалась к одиннадцати — время позднее даже для завтрака, не то что для первой чашки кофе. По расписанию занятия уже должны идти вовсю.

Так и было: через приоткрытую дверь я увидел, как Дональд Стюарт — признанный гуру больших и малых кинотеатров — рассказывал и показывал слайды об экранах Stewart Film. Класс оказался немаленьким: по длине как три школьных, он почти полностью заполнился слушателями, и лишь где-то в глубине, на «камчатке», виднелись свободные места. Человек сто, не меньше, сидели и вникали в то, чем одни материалы покрытия экранов отличаются от других. Я не стал проталкиваться в аудиторию, а вернулся к столику с кофе, где вскоре встретил Олега Костюченко — одного из вице-президентов ГК Synergenta.

Я был знаком с ним давно, еще по его работе в Sony. Но сейчас он был интересен прежде всего как автор и руководитель «Академии Домашнего Кинотеатра» — проекта, аналогов в России которому пока нет.

Представляя своего первого на конференции собеседника, нельзя не рассказать хотя бы в двух словах об АДК. «Академия» была создана около трех лет назад ради той же цели, которую преследовала и конференция — повысить квалификацию продавцов домашних кинотеатров. Олег Костюченко до этого не раз повторял, что у нас хорошо умеют продавать только железо, а не системы. Нагрузят покупателя аппаратурой, скажем, на $2000, а толку от нее не больше, чем от подобной системы вдвое дешевле — но, разумеется, грамотно составленной. Вот ради того, чтобы результат соответствовал затратам (что выгодно, кстати, не только покупателю, но и магазину), и была создана программа подготовки консультантов и инсталляторов — программа развитая и обширная, включающая в себя как теоретическую, так и практическую часть. Говоря совсем просто, АДК взялся учить людей тому же самому, что пытаемся делать и мы в «Салоне AV»: как извлечь из техники не максимум ватт, герц и децибел, а максимум эмоций.

Олег, как идет подготовка академиков? — задал я первый вопрос без всякой иронии.

— Нормально. Сам прекрасно знаешь, что вот такими разовыми тренингами, как на этой конференции, всю эту науку в совершенстве не постичь — можно получить лишь базовые представления. А мы сейчас даем нашим слушателям знания в объеме, не меньшем, чем, например, учебные заведения среднего специального уровня. То есть, по-хорошему, это пара лет очного обучения.

У тебя есть, кроме руководящей, другие обязанности в «Академии»?

— Да, читаю класс «Психология восприятия». Рассказываю о том, как устроена голова потребителя домашнего кинотеатра. Какими техническими средствами достучаться до его восприятия и заставить переживать события на экране так, будто они происходят не на другой стороне Земли, а прямо под его окном. Этим, в сущности, хороший домашний кинотеатр и отличается от обычного. Система-то делается не ради себя самой. Скажу больше: с не самой дорогой аппаратурой уже можно рассчитывать на отличный результат. Весь наш проект ориентирован прежде всего на технику среднего класса, а не на что-то сногсшибательное, хотя с хай-эндом мы тоже начали работать.

— Я знаю, вы предлагаете уже законченные обкатанные решения, но ведь у клиентов может возникнуть желание что-то улучшить. Как быть с этим?

— Наши потребители отличаются от аудиофилов, для которых стремление совершенствовать систему — даже не хобби, а смысл жизни. Это семейные люди, желающие получить приличное качество, но на последнем особо не зацикливаются. Желание что-то изменить, как правило, у них возникает в двух случаях. Первый: человек сначала берет простенькую систему, а затем понимает, что ему нужна получше. Второй: замена компонентов связана с переездом или перепланировкой квартиры. Просто так на эти хлопоты идут редко, и дело здесь в той самой психологии восприятия.

Когда мы слушаем музыку, то пытаемся представить ее живой, а кинофильм изначально нереален. Мы четко понимаем — это не настоящее, все происходит там, по ту сторону экрана. Эмоциональный накал даже лучшей ленты несравним с подлинными человеческими переживаниями. И поэтому зритель в домашнем театре не потратит последние сбережения на то, чтобы еще чуть-чуть приблизиться к реальности.

— Но не противоречит ли это главной идее АДК — дать больше впечатлений? Получается, вы сами не верите в реальность происходящего на экране.

— Мы стараемся иллюзию сделать как можно более осязаемой. Приведу такой пример: ты стоишь на берегу во время шторма, все твое поле зрения захвачено бушующим морем. Если все это снять на камеру и посмотреть даже на очень хорошем телевизоре с экраном 32 дюйма, ни за что не почувствуешь того же волнения. А все потому, что теперь масштаб событий ограничен площадью, не сопоставимой с тем, что ты видел на самом деле. Но если вывести изображение бушующего моря хотя бы на площадь, захватывающую угол прямого зрения, т.е. от 30 до 40 градусов, соблюсти также фактор линейных размеров, убрать из комнаты «шум», то возникнет ощущение реальности.

— Только что были приведены понятия, которые нуждаются в пояснениях. Это тоже все из курса «Психологии восприятия»?

— Конечно. При просмотре все того же моря в твое поле зрения может попадать лишняя информация, которая не имеет никакого отношения к шторму: занавески в комнате, кошка, спящая на телевизоре, мебель, тапочки... Фактически это «шум». Он может не отвлекать, но на самом деле он мешает нашему подсознанию полностью «зацепиться» за экран. Так же важен и фактор линейных размеров. Соизмерять собственные размеры с величиной интересующего объекта заложено в мозг человека на животном уровне. Грубо говоря, чем крупнее объект, тем он страшнее. Терминатор даже на плазме выглядит куклой — я смотрю, а мозг говорит: «Не верю!». Большой экран позволяет увидеть того же терминатора под таким зрительным углом, что вдруг ясно понимаешь: ага, в нем метр восемьдесят, не меньше. Вот теперь — «Верю!».

Мы всем показываем видеозапись, сделанную из первого вагончика американских горок. На небольшом экране и в помещении, где полно всяких посторонних предметов, этот ролик не производит никакого впечатления. И дело доходит до головокружения, когда он демонстрируется на большом экране в затемненном помещении — это, кстати, самый простой способ убрать «шум». В первом случае ты просто видишь, во втором — чувствуешь. Есть разница? А представь, какой результат может получиться, когда добиваешься нужной детальности изображения, точности передачи движения и цвета...

— Что, на твой взгляд, в театре имеет большее значение — изображение или звук?

— Пусть это звучит банально, но качество аудиотракта должно соответствовать изображению, иначе при просмотре опять возникнет то самое «Не верю!».

— Многоканальные саундтреки сводят куда менее тщательно, чем музыку. Порой они вообще нарезаны и склеены в компьютере из сэмплов и эффектов. Нет ли уже здесь несоответствия? Мне почему-то кажется, что дорогие многоканальные аудиосистемы для театра вообще не нужны.

— С качеством сведения, согласен — у многих фильмов оно оставляет желать лучшего. Но ведь саундтрек тоже стараются приблизить к реальности, в этой области будет достигнут прогресс. Так что резон в хорошей аудиосистеме для домашнего театра есть. К тому же на ней ты будешь не только смотреть фильмы, но и захочешь послушать музыку, которая ставит более жесткие требования к качеству тракта.

— Как будет развиваться «Академия» в будущем?

— Главное сейчас — организовать инфраструктуру бизнеса. Мы, например, проводим тестирование аппаратуры. Все время приходится искать подходящие помещения, менять состав экспертов... Поэтому собираемся создать хорошо оборудованный тест-комплекс, при котором будет и свой центр обучения, и штат экспертов. В дальнейшем планируем вместе с партнерами построить сеть магазинов в рамках программы АДК.

— Что вам это даст? Или поставлю вопрос жестче: как будете отбивать затраты на подготовку специалистов?

— Напрямую — никак. Это в США больше половины стоимости любого проекта домашнего кинотеатра составляют услуги консультантов и инсталляторов. В России же за мозги денег пока платить не принято, а вот за железо — пожалуйста. Так что тем, кто уже приобрел театр, составленный и установленный специалистами АДК, я считаю, просто крупно повезло. Они очень хорошо сэкономили. Когда-то, в будущем, мы придем к тому, чтобы в стоимость театров закладывалась и «академическая» составляющая, но пока не повысим эффективность нашего бизнеса на всех ступенях, начиная с производителя и заканчивая розницей, об этом говорить бессмысленно...

В этот момент из аудитории начали выходить люди. Очередной урок для дилеров плавно перетекал в плановый кофе-брейк. Я понял, что больше не смею удерживать Олега вопросами и поблагодарил его за беседу. Тем временем с другой стороны к столику (со стороны входа) приближалось несколько человек без зелененьких бэджиков участников конференции. Один из них обратился к представителю «Русской Игры» с вопросом: «Можно ли, как вчера, послушать семинары?» Им ответили, что сегодня — вряд ли. И не то в шутку, не то всерьез объяснили почему: «Информация носит закрытый служебный характер». Допускаю, что у производителей могут быть секреты, но от нас, а следовательно, и от вас здесь никто ничего не скрывал. n


Пол РОЗЕНБЕРГ, MARTIN LOGAN:

«ДОМАШНИЙ ТЕАТР — СЕМЕЙНАЯ ЦЕННОСТЬ»

Р.Т.: Пол, раньше мы знали Martin Logan как компанию, производящую аудиофильскую акустику для стерео. Но затем у вас появились центральные и тыловые каналы для домашнего театра. Насколько успешно они продаются?

П.Р.: Эта продукция безумно популярна. И наверное, если бы не было такого успеха у наших двухканальных систем, не возникло бы и такого спроса на акустику для многоканальных. Потребители в свое время оценили, что им дает лучшая управляемость отражений и возможность избавиться от кроссовера в критически важной для слуха области частот (электростаты вплоть до самых высоких частот излучают звук одной мембраной. — Прим. ред.). Теперь у них появилась возможность расширить систему до пяти-семи колонок и не пожертвовать при этом музыкальностью. Как нам кажется, принцип «два в одном» и определяет, почему, например, в Америке домашний театр стал настоящим королем продаж.

Р.Т.: А насколько вообще электростатический принцип подходит для домашнего театра? Есть ли у него преимущества перед традиционной акустикой?

П.Р.: Есть, и этих преимуществ несколько. Электростаты дают минимальное звуковое рассеивание. Затем — и это самое большое наше достижение — для излучения в широкой полосе используется всего одна диафрагма. Отсюда вытекает еще одно преимущество: до ушей слушателя доходят только прямой сигнал и поздние его отражения. Влияние ранних отражений, которые вызывают звуковой дискофорт, наоборот, сведено к минимуму.

Р.Т.: Можно подробнее рассказать нашим читателям о том, почему у электростатов меньше ранние отражения и почему это следует считать важным преимуществом?

П.Р.: Это не сложно. Когда громкоговоритель воспроизводит музыку, основной звук идет напрямую от динамика к уху. Но кроме этого есть звуки, которые распространяются в другие стороны — они достигают препятствий, отражаются от них и лишь затем приходят к слушателю. В роли отражателей обычно выступают пол и боковые стены комнаты. Если отраженный сигнал достигает слуха с малым временным интервалом (5 — 12 мс) в сравнении с прямым, то теряется детальность, звучание смазывается, возникает бубнение. Поздние отражения, приходящие с опозданием более 12 мс, воспринимаются иначе: создается ощущение открытости, воздушности и объемности. По своей природе они сравнимы с теми, что возникают в концертном зале, где вы ясно можете ощутить, как звук идет не только со сцены, но и с других сторон. Итак, если упростить картину, то ранние отражения — это плохо, поздние — хорошо. Электростатические системы Martin Logan благодаря минимальному рассеиванию устраняют большинство ранних отражений от пола и боковых стен. А дипольная конструкция, позволяющая системе излучать звук не только вперед, но и назад, в дальнюю от вас стену, от которой звук вернется с большей задержкой, обогащает звучание поздними отражениями, делает его более натуральным.

Р.Т.: Martin Logan все так же уделяет больше внимание доводке своей акустики на слух?

П.Р.: В нашем распоряжении есть и ламповая, и транзисторная аппаратура, есть и очень дорогой High End. Это разнообразие объясняется тем, что мы должны убедиться в качестве звучания нашей акустики при работе с любыми другими компонентами. Более того, субъективным тестом проверяется вообще каждое изделие перед упаковкой. У нас есть опытный специалист, осуществляющий этот контроль. Он пользуется мощным измерительным оборудованием, но порой только благодаря своему тонкому слуху находит в звучании проблемы, которые не выявились ни на одном графике.

Р.Т.: Какой источник чаще всего применяете для прослушиваний? CD, DVD-Audio, SA-CD или другой?

П.Р.: Чаще всего это CD или винил. Причем прослушивание грампластинок у нас проводится едва ли не в обязательном порядке. Если нам нужно послушать акустику не в двух-, а многоканальном режиме, то приходится включать и другие источники.

Р.Т.: Можно ли констатировать окончательную победу многоканальных систем над стерео?

П.Р.: Для меня лично нет. Я каждый день слушаю свою старую виниловую вертушку. Но в целом, если рассматривать рынок, то стерео, очевидно, уже сдало позиции. В этом нет ничего страшного. Те, кому музыка не безразлична, почти всегда начинают с двухканальной системы, а затем все равно переходят к многоканальной и ничем себя не обделяют. Остальные, как правило, сразу приобретают театр.

Р.Т.: Вы хотите сказать, что остаетесь поклонником классического стерео?

П.Р.: Да. Ведь что такое домашний театр? Семейная ценность. Вся семья может сидеть и смотреть кино, слушать музыку. Это объединяет и позволяет развлекаться вместе. А что дает аудиофильская двухканальная система? В большинстве случаев она принадлежит только главе семейства — всем остальным в доме запрещено к ней даже прикасаться. Но хотя стерео — система для эгоиста, именно она способна пробуждать неподдельный интерес к музыке, заставляет глубоко сопереживать всему услышанному... n


Джозеф СТРОВАС, AUDIOQUEST:

«ДЛЯ ИДЕАЛЬНОГО ЗВУКА ПРОГРЕВА МАЛО»

Р.Т.: Сейчас активно внедряются новые цифровые интерфейсы и беспроводные протоколы. В этом есть угроза или новые возможности для вашей индустрии?

Д.C.: Мы не считаем, что это угроза. Беспроводные технологии интересны, и они будут активно развиваться. Но здесь еще многое предстоит стандартизировать и унифицировать, а ведь в хай-файном бизнесе единые стандарты приживаются с трудом. В принципе, можно говорить о достижении сходного класса звучания, но такая технология всегда будет намного дороже классической проводной. Так что на ближайшее будущее это не серьезный конкурент.

Р.Т.: Продолжается ли развитие оптических кабелей? Можно ли здесь что-то улучшить?

Д.C.: Рынок оптики меньше обычных электрических кабелей раз в 20 и пока даже не растет. Все меньшее число производителей электроники используют этот вид соединений. Тем не менее, мы не прекращаем исследований в этой области. Причин две. Мы не хотим лишать наших потребителей возможности использовать оптику. А потом кто знает, как завтра будут развиваться технологии передачи данных? Как раз в области оптоволоконных систем может быть достигнут большой прогресс. Сейчас большинство кабелей такого типа делается из недорогого полимера. Возникают две проблемы: либо сам проводник получается низкого качества, либо разъемы примитивны. Мы создали кабель, в котором используется 256 высококачественных силиконовых волокон — это уникальная многожильная оптическая конструкция. Конечно, лучше послушать его в системе, чтобы понять, насколько значительны улучшения в звучании, но это можно показать и прямо сейчас. Возьмите обычный кабель и направьте один его конец на свет. Хорошо, если на другом конце вы увидите резкое увеличение яркости. Наше оптоволокно настолько высоко очищено, что если вы посмотрите с его помощью... нет, не на свет, а просто на листок бумаги, на котором что-то написано, то на другом конце вы увидите настолько четкую картину, что можно прочитать буквы. Кабель работает как камера! Вот насколько важно использовать качественные материалы.

Р.Т.: Аналоговые соединения проживут еще долго?

Д.C.: Пока мы даже не видим признаков того, чтобы спрос на них падал. Наоборот, здесь стараемся расшириться — выпустили новую серию кабелей, которые на треть дешевле прежних, но их качество на достойном для марки AudioQuest уровне. Кстати, для нас это был настоящий прорыв. Взять все то, чего мы достигли в дорогих кабелях, и воплотить в продукте с меньшей себестоимостью очень сложно. Но это было необходимо. Представьте пирамиду: внизу — массовые модели, вверху — самые совершенные единичные изделия. Успех нашего бизнеса зависит от того, насколько много потребителей сумеют пройти путь от основания до вершины.

Р.Т.: В многоканальной системе число и длина соединений больше. По логике вещей, здесь и требования к качеству должны быть выше. Есть ли достижения в этой области?

Д.C.: В кабельном бизнесе мало возможностей для развития. В кабеле есть всего несколько элементов, которые мы можем улучшать. Основополагающие технологии меняются редко. На наше счастье, сами производим и проводник, и изолятор, поэтому менее зависимы. Так что улучшение было достигнуто на обоих направлениях. Мы теперь используем более качественный металл — с еще лучшей чистотой и консистенцией, с идеальной поверхностью. Для изоляторов стали применять специальный вспененный материал, который выглядит как пластик, но в то же время является достаточно твердым. Для его производства разработаны различные добавки, обеспечивающие нам требуемые, а главное — предсказуемые, характеристики. Но вырваться на голову вперед помогла наша разработка — dbs. Одно из важнейших динамических взаимодействий внутри кабеля происходит между проводником и изолятором. Диэлектрик работает как накопитель заряда, если говорить упрощенно, он собирает информацию, а затем ее отдает. Это возвращение информации в проводник прослушивается как искажение, и мы решили эту проблему с помощью системы постоянного подмагничивания диэлектрика. Принцип работы очень прост. Система dbs, которая питается от обычной алкалиновой батарейки, подключается к кабелю таким образом, чтобы центральная жила стала анодом, а внешний экран — катодом. С другой стороны кабеля все открыто — это не замкнутая цепь! Потенциал батарейки, напряжение которой намного выше, чем сигнал в кабеле, поляризует диэлектрик, а с таким изолятором проводник взаимодействует так, будто он вообще находится в пустом пространстве. Разница в звучании без и c подмагничиванием очень заметна. Все знают, что новый проводник нуждается в многочасовом прогреве, но для идеального звука этого мало. Его диэлектрик также нуждается в снятии накопленного заряда. Причем, в отличие от прогрева, к этому процессу следует прибегать каждый раз, когда вы включаете систему для прослушивания. n

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"