Своя РУБАХА • #5/2004

Елена САВИЦКАЯ *

ЧИЖ: ЧЕЛОВЕК ИГРАЮЩИЙ

Хочется начать с банальной фразы: «Сергей Чиграков, он же Чиж — музыкант, которого никому не надо представлять...» Но, как ни крути, это утверждение является стопроцентной истиной. Песни Чижа — такая же часть нашей жизни, как хлеб, соль, непогода или солнце за окном.

Их исполняют в компаниях, на квартирных «сейшнах», в вагонах поездов и на посиделках у костра. Их слушают, когда хотят что-то понять в этой жизни, когда плохо и когда хорошо. Пусть группа «Чиж и Со» выпускает альбомы не столь часто, как этого, может быть, хотелось бы поклонникам, но популярность ее от этого не уменьшается. Постоянные гастроли и творческие эксперименты (например, акустические концерты, с которыми музыканты весной побывали в Москве) — конек этой команды. Впрочем, что касается вышеупомянутых «представлений», то для меня оказалось сюрпризом, насколько органично открытость и эмоциональность сочетаются в Чиже с интеллигентностью и внутренней собранностью...

Недавно у вас в Москве прошла серия акустических концертов. Кажется, таких мероприятий у «Чижа и Со» давно уже не было?

В Москве не было, в Питере было, но очень давно. Почему решили сделать акустический концерт? Пора совершенствоваться, переходить на более высокий уровень. В смысле, на более интимный, камерный. «Квартирный».

То есть вы хотите стать ближе к своим поклонникам, которые исполняют ваши песни в основном под акустическую гитару?

Я хочу добиться того, чтобы группа зазвучала еще лучше, потому что «акустику» играть сложнее, чем «электричество». В последнем случае всякие «примочки» могут затушевать звук, а здесь спрятаться некуда — «голая» гитара и ты один. Это сложнее.

Считаете ли вы себя гитаристом-виртуозом?

Нет, конечно. Я себя считаю... сейчас даже не знаю кем. Раньше считал аккордеонистом, потом пианистом... Может быть, сейчас уже могу назваться гитаристом, но уж никак не виртуозом.

Вы ведь окончили музыкальное училище как аккордеонист?

И не только. Ленинградский государственный институт культуры я окончил по двум специальностям — «аккордеон» и «дирижер оркестра народных инструментов».

А приходилось ли вам работать по специальности?

Приходилось, но мне это не очень по душе, потому что я, конечно, не преподаватель. Есть музыканты-практики, есть теоретики — в том числе те, которые учат. А я все-таки человек играющий.

До выхода альбома «Гайдном буду» вас нередко упрекали в том, что вы не пишете ничего нового и исполняете программы из «главных песен». Да и с момента выхода этого альбома прошло уже два года. Что можете возразить?

Ничего я не возражал тогда и сейчас возражать не буду. Пою, что хочу. Хочу — старое, хочу — новое. Сейчас не пишется — потом запишется. Вот и сейчас я не могу сказать, когда выйдет очередной альбом. По крайней мере, новые песни уже есть. А что касается главных песен — да, здесь мы были первыми, а потом уже все пошли за нами по этому пути.

Вам было достаточно написать всего лишь три песни («Вечная молодость», «Перекресток» и «Хучи Кучи Мен»), чтобы стать «народным артистом»...

Наверное, да. Но «народного»-то не дали.

А вы жалеете об этом?

Никоим образом. Хотя моя мама, наверное, была бы очень горда.

Все еще впереди. Обычно такие звания у нас дают годам к семидесяти...

Да ну ладно. Басков вон уже ходит весь обозванный.

Тем не менее, могли бы вы открыть секрет хитовости?

Не-а. Если бы я им владел... мне бы, с одной стороны, было ужасно скучно. А с другой, выдавал бы по хиту раз в год и жил бы спокойно. Когда я писал «Вечную молодость», ее даже за песню не считал. Я ее сочинил как какое-то упражнение. Там же ни рифмы, ни смысла особого. Пел эту вещь сначала в основном для своих друзей, на публике стал исполнять гораздо позже и был очень удивлен, что она стала пользоваться такой популярностью.

Правда ли, что песня «Перекресток» имеет какой-то западный блюзовый прототип?

(Задумывается). Ну, текст отметаем сразу, значит, остается музыка. Прототип, чтобы взять и до ноты перенести — нет, во всяком случае, я еще ни разу ничего стопроцентно похожего не слышал. А сам стиль, музыка в общих чертах навеяны творчеством Джей Джей Кейла. Я одно время «сидел» на нем очень плотно, слушал с утра до вечера. Естественно, это сказалось. И на манере исполнения, собственно, тоже — отсюда у меня такой гитарный минимализм.

Можно ли назвать вашу музыку «русским блюзом»?

Да ну на фиг. (Смеется) Блюзов в чистом виде у меня не так уж много. Ритм-энд-блюз — может быть. Конечно, я много слушаю этой музыки, и она оказывает на меня определенное влияние. Но не меньшее воздействие оказала, скажем, музыка советских композиторов, ВИА, которые я слушал в детстве и молодости — «Синяя птица», «Песняры», «Цветы»...

У вас даже программа была из песен советских композиторов. Почему вы решили ее сделать?

Шикарнейшие песни. Я бы сделал еще массу своих вариантов, но... сейчас уже поздно. Все бросились это делать, а я, честно говоря, поостыл. Хватит, сколько можно.

Ваш сольный альбом «Гайдном буду» получился очень лирическим, интимным...

Да, тогда у меня было такое настроение. Действительно, очень интимный альбом — в нем я все партии записал сам. Там много песен-посвящений — жене, друзьям. В общем, что ни песня, то посвящение.

А как вы познакомились со своей женой Ольгой, которой вы обещаете станцевать менуэт?

С моей второй женой Ольгой мы вместе учились в музыкальном училище. В настоящее время, правда, я состою в разводе.

Может быть, жене не нравился ваш рок-н-ролльный образ жизни?

Нет, она к этому нормально относилась, как к неизбежному. Как к работе. А что тут поделаешь? Если бы я был подводником или дальнобойщиком, уходил бы в плавание на полгода или в длительный рейс, как к этому нужно было бы относиться?

Ходили слухи, что одно время вы испытывали сильный творческий кризис и даже пытались забыться в алкоголе. Правда ли это?

(Эмоционально) Да бред это все! Как это можно забыться в алкоголе? Кто это придумал — тот, кто ни разу алкоголя не пробовал? Да от выпивки еще сильнее все проблемы перед тобой встают. На самом деле я пью не так много, как об этом все рассказывают. Людям хочется видеть меня таким — алкоголиком, блюзменом... Все не так. Конечно, я выпиваю порой с друзьями, но в пределах нормы. А творческий кризис — он у всех бывает. Преодолеть его можно только одним способом — не думать о нем. Ну, кризис и кризис, главное — не «зарубаться» на этом. Все проходит, и кризис пройдет.

А какой самый нелепый слух о себе вам приходилось слышать?

Что Янка Дягилева — моя жена.

В последнее время вы сотрудничаете еще с несколькими проектами. Вернулись в группу «Разные люди», с которыми играли еще до начала сольной карьеры, в Харькове...

Нет, я не вернулся в «Разные люди». Эта группа собралась заново, с другими музыкантами, из старого состава остались только мы с Сашкой Чернецким. Еще записываюсь и играю время от времени с Захаром Маем и его проектом «Шива».

Почему вы решили с ними сотрудничать?

Позвали, мне стало интересно. С «Шивой» просто кайфово работать, Захар — очень милый обаятельный парень. Конечно, в концертных выступлениях получается участвовать не всегда, а только когда я свободен от гастролей со своей группой. Последний раз мы играли вместе на фестивале «Крылья».

А почему вас сейчас не зовут на «Максидром», как когда-то в середине 90-х?

И слава Богу. Молодым везде у нас дорога. Их тоже можно понять: нет хитов — все, звать не будем. Такая машина, безжалостная. А мне ср*ть на нее.

Последний на данный момент фестиваль, на котором мы выступали — «Старый новый рок» в Екатеринбурге, там собрались все свердловчане, и мы — как гости. Было здорово!

Еще один ваш коллега — популярный телеведущий Дмитрий Дибров, который называет вас братом, зовет в телепередачи... Как вы оцениваете его музыкальное творчество?

Наша дружба с Дибровым началась лет десять назад. Познакомились с ним на телевидении, когда «Чиж и Со» впервые пришли на передачу «Свежий ветер». Пока что Дима записал только одну пластинку, и она, на мой взгляд, получилась очень хорошей. Это я говорю не из-за того, что мы «братья». Я послушал диск отстраненно, и мне понравилось. Но первый альбом записать легко, а вот второй — гораздо труднее. Так что посмотрим.

Десять лет назад вы переехали в Санкт-Петербург. Смогли ли вы почувствовать себя жителем этого города?

Если бы я в Питере жил постоянно, то, наверное, почувствовал бы. А так... Нас практически не бывает дома. Конечно, город на меня очень действует. На мое решение переехать в Питер повлиял Борис Борисович Гребенщиков, он всячески меня поддерживал — морально и делом.

Есть ли в вашей фонотеке диски Гайдна?

Вопрос в кассу! У меня очень большая фонотека. Гайдн, естественно, есть. Как и Бах, Бетховен, другая классика. Есть Шостакович, Стравинский. Недавно «Жар-птицу» переслушивал — хорошая вещь. Джаза целый склад. Так что есть что послушать.

Чем пополнилась ваша коллекция в последнее время?

Я ездил в Дзержинск, и ребята там поназаписывали мне всякого. Очень понравился музыкант по фамилии Зовко. Кто он, откуда — не знаю, в Интернете о нем ничего не нашел. Судя по фамилии, то ли венгр, то ли румын. (Драго Зовко — музыкант из Хорватии, исполняющий world music. — Е.С.).

Значит, вы относитесь к категории музыкантов, которые слушают не только себя?

В смысле музыки я всеяден. Но вот себя почти не слушаю. Особенно на трезвую голову. Если слышу по радио, всегда прошу выключить. А когда мне совсем уж плохо, — ну бывает, с ребятами посидишь, — вот тогда ставлю себя. Это приводит мозги в порядок. Потому что помимо своей воли начинаешь анализировать запись: здесь бы я по-другому сыграл, здесь вообще бы переделал... И как-то похмелье отступает. Так что слушаю себя исключительно в медицинских целях.

Как проходит ваш обычный день?

Если не на гастролях — то, полагаю, так же, как у всех. Компьютер, телевизор, музыка. Занимаюсь всякой домашней работой: в магазин хожу за едой, белье глажу, если надо.

Ваше хобби?

Я филателист. Не скажу, что у меня коллекция с Эрмитаж, но и не маленькая. Началось все в детстве, все пацаны тогда собирали марки. Но последние года три я этим занимаюсь не столь активно, потому что филателия — дорогое удовольствие. Хорошая марка немало стоит.

Расскажите о спектакле «Мне не хватает свободы».

Это спектакль по пьесе Марии Арбатовой «Сейшн в коммуналке», где в качестве музыкального сопровождения звучала моя песня. Спектакль ставил один питерский театр, я смотрел, мне понравилось. Правда, с Нового года он уже не идет.

У вас на сайте есть раздел «Интервью», где вы отвечали на вопросы поклонников. Сейчас он открыт только для чтения. Почему?

Я прекратил отвечать на вопросы, потому что они стали повторяться. Может быть, на следующий год открою его снова.

Бывает, наверное, что после концерта подходят поклонники с просьбами вроде: «Чиж, пойдем, выпьем, поговорим за жизнь»... Вас это не коробит?

Конечно, такое бывает. И меня это не коробит, если только по плечу не хлопают с размаха: «Па-айдем...» Тут главное — вежливо отказаться. Потому что иначе через месяц от меня ничего не останется. n


Питерская группа «Телевизор» удостоена премии за вклад в российскую рок-музыку (журнал «Fuzz»). По словам лидера «Телевизора» Михаила Борзыкина, к получению премии он относится спокойно — сейчас для него куда важнее выход нового номерного альбома группы под названием «Мегамизантроп». Как и предыдущий альбом «Путь к успеху», новый диск записан М. Борзыкиным в одиночку в его домашней студии. Презентация новой работы «Телевизора» состоялась в Москве и Санкт-Петербурге в начале апреля.


20 апреля на лейбле CD Land Records выходит новый альбом группы «Пилот» под названием «Рыба. Крот. Свинья». Эти животные, по мысли главного «пилота» Ильи Черта, соответствуют трем человеческим порокам — страху, лжи и воровству. На форму и жанр альбома, разъясняет Черт, повлияла как русская басня Крылова, так и антиутопическая проза Джорджа Оруэлла («Скотный двор»). Концептуально-философское творение группы будет презентовано 25 апреля в ДС «Лужники» — «Горбушки» для стремительно набирающего популярность «Пилота» становится уже маловато.


18 мая в Большом Кремлевском дворце выступит великий Би Би Кинг. Прославленный блюзмен заедет к нам в ходе мировых гастролей, в течение которых он отыграет 29 концертов. Минимальный перерыв между ними — ночь, а максимальный — 17 дней: он произойдет как раз перед поездкой в Россию. По сообщению российских пресс-служб, этот тур у артиста — прощальный, если он в дальнейшем и будет давать концерты, то к нам уже не приедет точно. Именно поэтому московское шоу Би Би Кинга никак нельзя пропустить: ведь это последняя возможность еще раз насладиться хитами в зажигательном исполнении 78-летнего «Короля блюза» («Everyday I Have The Blues», «Sweet Sixteen», «The Thrill Is Gone» и др.), неповторимым звуком его гитары «Люсиль», впитать в себя подлинный блюз...

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"