СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД • #3/2004

Николай ЕФРЕМОВ

МУЗЫКАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ В МИРЕ НАБЛЮДАЕТСЯ ПОВЫШЕННЫЙ ИНТЕРЕС К ПРОДУКЦИИ МАЛЕНЬКИХ КОМПАНИЙ. КОНЕЧНО, С МЕЙДЖОРАМИ ТЯГАТЬСЯ ТРУДНО — У НИХ И СРЕДСТВ НА ИССЛЕДОВАНИЯ БОЛЬШЕ, И НАУЧНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ВЫШЕ... НО ВСЕ ЖЕ СИЛЬНЕЕ ПРИТЯГИВАЮТ ВЕЩИ, В КОТОРЫЕ ВЛОЖЕНА ДУША ИХ СОЗДАТЕЛЕЙ — ЛЮДЕЙ УВЛЕЧЕННЫХ И ПО-НАСТОЯЩЕМУ ЛЮБЯЩИХ СВОЕ ДЕЛО.

Музыка, которую мы слушали

CD:

1. Burmester Vorfuhrungs CD III. GEMA. Записи произведений самых разных жанров, сделанные с настоящим аудиофильским качеством. Диск предназначен для демонстрации аудиосистем самого высокого уровня.

2. «Tutti! Orchestral Sampler». HDCD Reference Recordings. 24-битовая запись симфонических произведений известных композиторов.

3. The Rolling Stones, «Bridges to Babylon». Virgin, 1997. Драйв, энергетика, агрессия. При нарушенном музыкальном балансе возможна «каша».

4. Stan Getz, «West Coast Jazz». Verve Master Edition, 1999. Великолепные записи 1955 г. — минимум микрофонов, ламповый тракт, никаких пересведений.

LP:

5. Dead Can Dance, «Into the Labyrinth». Beggars Banquet Music, 1990, 2 LP. Обилие эмоциональных оттенков, великолепный воздух. Альбом подарен и рекомендован для тестирования Питером Квортрупом.

6. Duke Ellington & John Coltrane. Limited edition. Impulse! 1997. Оригинальная запись

7. Cassandra Wilson, «New Moon Daughter». Blue Note, 1995. Образец построения звуковой сцены, великолепный вокал.

ИТАЛЬЯНСКАЯ КОМПАНИЯ Bluenote была основана в 1985-м коллективом единомышленников, в котором были и музыканты, и аудиофилы, и профессиональные инженеры-электронщики. Бизнес развивался постепенно — сначала дистрибьюция американских брэндов, затем производство Hi-Fi-аксессуаров, и лишь в 1997-м появились собственные аудиокомпоненты. Зато в дебютной линейке было все: тонармы, CD и LP-проигрыватели, усилители и акустика. Элитная серия Villa, с которой мы сегодня познакомимся, разрабатывалась более трех лет. Названия компонентов не только красивы, но и связаны с историей Италии, в частности, Флоренции — города, где находится штаб-квартира Bluenote. Так, например, Stibbert — знаменитый флорентийский музей, Belvedere — старинный замок, Pamphili — роскошная вилла в Риме, Reale — дворец в Милане, кто такие di Medici, я думаю, вы и сами знаете... А откуда здесь взялся Davidoff? Все очень просто — в XIX в. во Флоренции была основана русская колония. Здесь жили русские аристократы Бутурлины, Демидовы, Кочубеи, Мусины-Пушкины и другие. Так что не исключено, что в следующей линейке Bluenote появятся и другие знакомые имена.

То, что Villa аристократическая линейка, чувствуется сразу. Начнем с верхнего этажа нашей стойки, т.е. винилового проигрывателя Belvedere ($3195). Несущая плита из 20-миллиметрового черного акрила установлена на трех подпружиненных консолях, которые обеспечивают развязку от основания (прозрачный акрил, 15 мм). Диск толщиной 20 мм выточен из материала, запатентованного под названием Sustarin. Это акустически мертвый пластик на основе ацетамида, поэтому можно обойтись без матов. Дополнительный момент инерции создается 9 позолоченными грузами, закрепленными на нижней плоскости диска. Вся эта красота приводится в движение мотором переменного тока, спрятанным в массивном алюминиевом стакане. Шкив, от износостойкости которого зависят жизненно важные параметры проигрывателя, выточен из металла и имеет цангу для регулировки скорости. Пассик — поливиниловый с вкраплениями керамического порошка. Вообще, подбор материалов для грамстола — задача почти эзотерическая, где нужно учитывать огромное количество факторов, главные из которых — акустические свойства (а их можно определить только экспериментально) и временная стабильность параметров.

А уж про тонарм я вообще не говорю, здесь важна и геометрия, и вес каждого из элементов, их резонансные характеристики. А точность изготовления? В общем, что-то среднее между часовым делом и самолетостроением. Штатно Belvedere комплектуется одноопорным прямым тонармом Borromeo, но мы выбрали топовый Bellaria (С= 1795). Эта массивная и безумно красивая конструкция представляет собой стойку c титановой иглой, на которой свободно качается конический стакан из полированной бронзы. С одной стороны в нее запрессована титановая трубка с шеллом, а с другой смонтирована хитрая система противовесов, позволяющая балансировать тонарм. Микролифт гидравлический, очень мягкий. Внутренняя разводка сделана экранированным проводом Hyper Litz 99,9999% OFC. Возможен вариант и с серебром в тефлоне. Головку мы поставили из новой серии, это тяжелый 15-граммовый МС-картридж Baldinotti Signature (С= 1995) с низким выходом.

Она подключалась к фонокорректору Pamphili (С= 1795), способному работать с головками всех типов. Он собран в полом алюминиевом цилиндре, защищающем чувствительные схемы от вибраций и внешних полей. Если снять заднюю стенку, можно увидеть дроссели в блоке питания и добраться до микропереключателей, задающих входные параметры блока.

Опорная плита, основание и развязывающие стойки от Belvedere легли в основу конструкции цифрового источника Stibbert (С= 3395). Корпус проигрывателя мягко подвешен между двумя платформами, поэтому не чувствителен к внешним вибрациям. Его пришлось ставить на отдельную платформу, т.к. ни в одну стандартную стойку этот аппарат не помещается. Никаких органов управления на лицевой панели нет, команды можно подавать только с пульта ДУ. Да и у того половина клавиш не задействована, поскольку он ОЕМ’овский, от DVD-проигрывателя. Похоже, что от «Пионера», по крайней мере, привод точно — при включении на табло высвечивается надпись «Pioneer». Вполне возможно, что механизм серьезно доработан, но об этом нигде не сообщается. Зато сказано, что ЦАП внутри — UDA1330ATS, а это однобитовый стереоконвертор Philips, совмещенный с цифровым фильтром. Как добиться приличного звука от дешевой микросхемы с компромиссной топологией — тема для отдельной статьи. Итальянцам, судя по рецензиям на аппарат, это удалось.

А вот интегральный усилитель Demidoff (С= 4495) — действительно бескомпромиссная вещь. Я бы даже сказал, уникальная. Во-первых, он огромен и невероятно тяжел (40 кг) при невысокой, по сегодняшним меркам, выходной мощности 50 Вт на канал. Это потому, что разработчики не гнались за ваттами, а всеми способами пытались добиться высоких музыкальных качеств звучания. А способы вот какие: немагнитное шасси толщиной 5 мм, разводка силовых и сильноточных звуковых цепей плоскими шинами из бескислородной меди, 4 сетевых и 8 дросселей в источнике питания. Отсюда вес и габариты. В описании говорится, что «Демидов» Single Ended, но под этим подразумевается, что он небалансный. Схема оконечника двухтактная, но на выходе по одной паре комплементарных составных транзисторов. Никаких параллельных включений, все детали тщательно проверены, подобраны и подогнаны для получения абсолютно идентичных параметров в обоих каналах.

Так же бескомпромиссно сделаны и акустические системы Reale (С= 5995). Безукоризненно выполненный корпус ручной работы отделан ценным шпоном, залит лаком и отполирован до блеска. Внутренний объем разделен на две части. В верхнем установлена керамическая пищалка с вогнутым куполом (изготовитель — Accuton, Германия) и 165-миллиметровый среднечастотник с бумажной диафрагмой и фазовым колпачком. Для выравнивания АЧХ камера заполнена натуральной шерстью. В нижнем боксе созданы оптимальные условия для 8-дюймового НЧ-драйвера, нагруженного на два симметричных порта. Внутренние стенки обработаны несколькими слоями вибро- и звукопоглотителя — мелкоячеистой пеной, свинцовым листом толщиной 0,5 мм, снова пеной и, наконец, шерстяным волокном. Кроссоверы 3-го и 2-го порядка настроены на 350 и 2750 Гц соответственно, в них используются полипропиленовые конденсаторы Bluenote и SCR (Франция). Сзади всего две клеммы, что правильно — bi-wiring колонкам такого класса противопоказан. Чувствительность Reale 90 дБ, диапазон воспроизводимых частот 28 — 200000 Гц (-3 дБ).

Подключалась техника кабелями Acrotec 6N-S1500 (акустика), балансными и RCA Ortofon и сетевыми Fisch Performance P3 и P2.

Сначала сделаем грубую прикидку, чтобы оценить класс системы в целом — пробежимся по бурместеровскому сборнику [1]. Внушает. Верхний диапазон ясный, с натуральным серебром, с умеренной агрессией. Классические произведения показывают большой динамический диапазон, правильный музыкальный баланс, но на некоторых фрагментах звуковая картина расслаивается по высоте, и тем заметнее, чем ближе подсаживаешься к колонкам. Похоже, эффект возникает из-за большого расстояния между низко- и среднечастотными излучателями.

Тембрально все на удивление достоверно — и саксофон, и мужской вокал, и женский. Бас — почти невозможный для 8-дюймовых головок, считается, что этот размер больше подходит для полочной акустики. Однако блюз и даже огромный соборный орган доказывают несостоятельность однозначных суждений. Кстати, почти не оправдались и мои опасения насчет проигрывателя. Явного «цифрового звука», следствия высокого джиттера, не отмечено, если только некоторая сухость... Динамическая и гармоническая точность японских барабанов... Большие симфонические составы [2] правильно расставлены по планам, но как раз на tutti усилителю чуть-чуть не хватает пиковой мощи, чтобы грянуть как следует. Индикаторы на «Демидове» зашкаливают, но искажений не слышно, клиппинг если и есть, то очень мягкий. Вообще-то, редкое сочетание теплоты и динамики не позволяет стопроцентно определить на слух, что это за усилитель — ламповый или транзисторный.

Хотя слабое место у него есть. Rolling Stones [3] вдруг сбиваются в кучу, ритм-секция забивает Джеггера, словно это не студийная запись, а предконцертный саунд-чек. Вместо слаженной подачи какая-то суета и грохот. Но должен сразу предупредить, что такое впечатление возникло после прекрасно отыгранных композиций других жанров, т.е. планка была поставлена уже довольно высоко. Честно говоря, я и сам не очень-то верю в жанровые предпочтения аудиотехники. Как показывает опыт, есть самые разные вещи, которые выигрышно звучат на большинстве систем (их чаще всего и ставят в магазинах), и в то же время очень трудным может быть и джаз, и рок, и хаус — да все что угодно. Все дело в записи. Верно одно — чем меньше у вас «проблемных» дисков, тем выше класс вашей аппаратуры. Если, конечно, вы подбираете фонотеку, чтобы слушать любимую музыку, а не оценивать звукорежиссуру.

Переходим к винилу. Ситуация меняется самым кардинальным образом, я еще не слышал тракта, который бы так радостно реагировал на аналоговый источник. С ним система выглядит настолько законченной, что не возникает мысли о том, что в ней можно что-то подправить, хотя, безусловно, необходимость твикинга через некоторое время будет очевидной...

Так что же произошло? Бас стал четче, он явно лучше управляется усилителем. Совсем другое пространство — сцена ушла за колонки и одновременно выдвинулась вперед. Источники, может быть, не так четко локализуются, как раньше, зато картина в целом становится рельефнее, плотнее. Тональный баланс, правда, не совсем точен. Зато почти исчез разрыв между нижним и средним регистром, и этот эффект чем-нибудь иным, как изменением фазовых характеристик системы, объяснить не могу. Если совсем коротко, то произошел переход от звука, который приходилось анализировать, к музыке, которую просто хочется слушать.

Только не примите все сказанное выше за плохо замаскированный тезис «аналог лучше цифры». Тем более что это не так. Точнее, не всегда так. Мне кажется, что реализовать потенциал CD-формата, как это ни парадоксально звучит, намного сложнее. Тут наши возможности вмешаться в процесс крайне ограничены — ну, кабель там сменить, пирамидки под проигрыватель подсунуть, зеленый фломастер опять же... А все главное спрятано чужими дядями в силиконовых чипах и происходит без нашего участия. Поэтому единственный способ радикально улучшить звучание — менять эти самые проигрыватели (транспорты, ЦАПы) до посинения, пока не попадется тот, единственный. Кому-то везет, а у меня терпения не хватило, сдался. Хотя сколько этих источников прошло через мои руки, не поверите.

Винил. Идеальная игрушка для взрослых, неограниченные возможности. Головки, тонармы, столы, корректоры, маты, плиты, конуса, — все одинаково важно. Проигрыватель состоит из большого количества простых составляющих, которые можно складывать, как кубики Lego. Полная свобода. А главное — процесс понятен, в нем нет оверсэмплинга, джиттера, высокой частоты и черт знает чего еще, чем нам постоянно пудрят мозги. В нынешнем сезоне, видите ли, в моде конверторы без цифрового фильтра, так звук лучше. А зачем эти фильтры вообще придумали? Может, и ЦАПы можно выбросить? Впрочем, это уже сделали в SACD, стало действительно лучше, в рецензиях хвалят «почти аналоговое звучание». Зачем «почти», если есть просто аналоговое? n

 

   
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"