СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД • #12/2003

Николай ЕФРЕМОВ

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

РОЛЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО УСИЛИТЕЛЯ В ТРАКТЕ, КОНЕЧНО, НЕ ГЛАВНАЯ. МНОГИЕ ВООБЩЕ ОБХОДЯТСЯ БЕЗ НЕГО. НО ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ПОСТРОИТЬ ТРАКТ С БОЛЬШИМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ И ГИБКОЙ АРХИТЕКТУРОЙ...

А КАКИЕ, СОБСТВЕННО, ЗАДАЧИ мы возлагаем на предваритель в стереосистеме? Ну, коммутировать источники, это понятно. Усилить сигнал до уровня, необходимого оконечнику. Хотя этот тезис спорный — современные CD-проигрыватели выдают в линию около 2 В RMS, а этого более чем достаточно. Регулировки тембра? Их можно встроить в интегральник, что часто и делают. Так зачем же преды вообще нужны?

...ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ ВЕЩЬ, КОТОРУЮ МОЖНО ОТНЕСТИ НА СЧЕТ ПРЕДУСИЛИТЕЛЯ — ТОНАЛЬНЫЙ БАЛАНС И СЦЕНА ОСТАЮТСЯ ПОСТОЯННЫМИ ПРИ ИЗМЕНЕНИИ ГРОМКОСТИ В ДОВОЛЬНО ШИРОКИХ ПРЕДЕЛАХ.

Их задача вот в чем — доставить сигнал от источника до оконечника, введя в него все необходимые изменения. Класс аппарата определяется тем, насколько малы при этом будут побочные эффекты. Например, регулятор громкости должен плавно менять уровень, но в обоих каналах одинаково. Сложность в том, что секции даже самого прецизионного потенциометра трудно изготовить с точностью, большей чем 0,5 дБ. Это значит, что суммарное рассогласование может достигать 1 дБ, а это уже заметно на слух — ухудшается стереопанорама, при изменении громкости могут перемещаться кажущиеся источники звука. В балансном тракте все эти проблемы возводятся в квадрат. Существуют, конечно, хай-эндные дискретные переключатели с магазином калиброванных сопротивлений, но как, скажите на милость, управлять ими дистанционно? Кроме того, контактные пары со временем изнашиваются, со всеми вытекающими последствиями.

Аналогично с регулятором тембра — в правом и левом каналах частотнозависимые цепи должны быть точно согласованы по фазе, иначе звуковая сцена будет весьма условной. А это требует применения резисторов и конденсаторов с жесткими допусками. Именно поэтому в High End Audio темброблоки не прижились — абы какие туда не поставишь, а хорошие получаются слишком дорогими. В Hi-Fi часто используют электронные регуляторы, у них отличное согласование, но масса других проблем — большие искажения и плохое отношение сигнал/шум из-за сильных коммутационных помех.

В новом предварительном усилителе Accuphase C-2400 (C= 8850) многие проблемы решены за счет нестандартной схемотехники, позволившей построить хай-эндный по всем критериям тракт, но с коррекцией и дистанционным управлением.

С электронным регулятором громкости AAVA (Accuphase Analog Vari-gain Amplifier) мы уже знакомы (см. «CAV» №10/2003), так что отмечу лишь некоторые принципиальные моменты. Как следует из названия, система аналоговая, поэтому деградация музыкального сигнала в ней минимальна. Единственное преобразование, которое в ней происходит, — напряжение в ток и обратно, а это не опасно. Точность регулирования очень высока — 16 коммутируемых каскадов дают 65536 значений громкости при абсолютной синхронности изменения в обоих каналах. Как вы уже, наверное, поняли, какие бы то ни было механические взаимодействия в этой конструкции отсутствуют, так что при даже очень интенсивной эксплуатации аппарата шорохов и тресков (а эта болезнь рано или поздно появляется даже у самых дорогих потенциометров) в C-2400 не будет. Ручка громкости является бесконтактным энкодером, управляющим электронным аттенюатором. В эту же схему включен и регулятор баланса.

ЗВУКОВОЕ ПРОСТРАНСТВО НА КОНЦЕРТЕ DEPECHE MODE [4] ПЕРЕДАЕТСЯ ОЧЕНЬ ТОЧНО, БУРНО РЕАГИРУЮЩИЙ ЗАЛ СЛЫШЕН СПЕРЕДИ И СБОКУ, ИНОГДА, ОЧЕВИДНО, ИЗ-ЗА ОТРАЖЕНИЙ, КАЖЕТСЯ, ЧТО И СЗАДИ ТОЖЕ.

Темброблок построен по схеме усилителей-сумматоров с частотнозависимыми цепями в петле обратной связи. Частоты перегиба НЧ и ВЧ-фильтров 300 Гц и 3 кГц, но коррекция глубиной ±10 дБ осуществляется вплоть до значений 50 Гц и 20 кГц соответственно. В «нулевом» положении сигнал проходит напрямую, но для особо привередливых предусмотрено отключение темброблока отдельной кнопкой.

Кроме нее, под откидывающейся крышкой спрятаны коммутатор выходов (дополнительные, балансные XLR или обычные RCA), переключатели Loudness, Stereo/Mono, инверсии фазы и активизации фильтра инфранизких частот. Все перечисленные режимы индицируются соответствующими светодиодами под темным стеклом индикатора. В C-2400 есть слот для установки RIAA-корректора AD2800 (приобретается отдельно), поэтому с контрольной панели можно задать тип головки, необходимое усиление, а также входное сопротивлениe для MC. На задней стенке установлен очень полезный переключатель, ступенчато меняющий общее усиление 24/18/12 дБ. Он нужен для того, чтобы независимо от напряжения на выходе источника, чувствительности усилителя мощности и акустики не выходить из оптимального участка регулирования громкости — от 0 до 3/4 шкалы. Предусмотрен выход на головные телефоны со специального низкоомного буфера.

Предусилитель имеет блочно-модульную конструкцию «двойное моно» с раздельными сетевыми трансформаторами и источниками питания для каждого из каналов. Селектор входов также управляется с пульта ДУ, поскольку выполнен на миниатюрных реле.

В пару этой деликатной штуке мы выбрали источник Accuphase DP85 (C= 13450), поскольку это одна из последних моделей фирмы, читающая CD и SACD.

Проигрыватель оснащен прецизионным транспортом с двумя оптическими головками. В качестве ЦАПа в каждом канале используется 6 запараллеленных дельта/сигма-преобразователей AD1853. По сравнению с обычным включением уровень шумов и искажений снижается почти в 2,5 раза. Благодаря наличию цифровых входов Coax и Toslink аппарат можно использовать в качестве внешнего DAC’a. Предусмотрена установка дополнительных входных и выходных модулей. Подключение к внешним цифровым устройствам (предварительному усилителю DC-330 или эквалайзеру DG-28) лучше осуществлять по фирменной шине HS-Link, обеспечивающей высокую скорость передачи. Кроме того, по ней, кроме цифрового потока, передается и сигнал образцового тактового генератора, который в дальнейшем используется для реклогинга.* Проигрыватель оснащен балансными аналоговыми выходами, по которым мы и подключались.

* Реклогинг (reclocking) — буквально, пересинхронизация. Используется для снижения джиттера, возникшего в процессе обработки и передачи цифрового сигнала.

Оконечный усилитель — уже знакомый нам по предыдущим тестам (см. «СAV» №2/2003) A-50V (C= 15850). Он работает в классе А и абсолютно не чувствителен к сопротивлению нагрузки. Еще бы — в каждом плече выходного каскада включено в параллель десять 10-амперных MOSFET’ов мощностью 120 Вт каждый. Весит этот красавец 45 кг.

РУЧКА ГРОМКОСТИ ЯВЛЯЕТСЯ БЕСКОНТАКТНЫМ ЭНКОДЕРОМ, УПРАВЛЯЮЩИМ ЭЛЕКТРОННЫМ АТТЕНЮАТОРОМ. В ЭТУ ЖЕ СХЕМУ ВКЛЮЧЕН И РЕГУЛЯТОР БАЛАНСА.

Впрочем, мы взяли его в тракт исключительно из-за редкого сочетания правильной макро- и микродинамики, нейтрального и точного звучания.

Ведь акустика у нас не очень тугая — Cabasse Baltic II (C= 6600) чувствительностью 93,5 дБ/Вт/м. По сути, это фирменный коаксиальный излучатель TC22, закрепленный на массивной деревянной подставке. Напомню, что TC22 — сфера диаметром 27 см из сложного композитного материала, внутри которой расположена коаксиальная конструкция из трех излучателей. Известно, что шар — наилучшая из всех возможных форм для корпуса АС. В нем меньше стоячих волн и резонансов, а фазовая и частотная характеристики значительно лучше. А коаксиальность обеспечивает когерентное излучение в диапазоне частот от 80 Гц до 22 кГц, правда, в сочетании с оптимизированными по фазе кроссоверами (частоты раздела 600 и 3800 Гц). Три головки расположить на одной оси не так-то просто, но французским инженерам это удалось. Шар был запатентован под названием Spatially Coherent Source, поскольку излучение такого источника, действительно, можно считать когерентным. Это значит, что фронты волн любой длины приходят к слушателю одновременно, так что проблем с локализацией кажущихся источников звука и построением звуковой сцены быть не должно. Тут и еще одно нестандартное решение — порт фазоинвертора (он, правда, совсем небольшой), выведен внутрь полой подставки, которая играет роль резонатора и выравнивает АЧХ на отрезке 80 — 100 Гц.

ПОДКЛЮЧЕНИЕ К ВНЕШНИМ ЦИФРОВЫМ УСТРОЙСТВАМ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ УСИЛИТЕЛЮ DC-330 ИЛИ ЭКВАЛАЙЗЕРУ DG-28) ЛУЧШЕ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ПО ФИРМЕННОЙ ШИНЕ HS-LINK, ОБЕСПЕЧИВАЮЩЕЙ ВЫСОКУЮ СКОРОСТЬ ПЕРЕДАЧИ.

Но 80 Гц снизу все равно недостаточно, поэтому нам потребуется сабвуфер. В линейке Cabasse есть модель Thor, рекомендованная для совместной работы с «Балтиками». Это активный саб с НЧ-драйвером 30М22, у которого 30-сантиметровая диафрагма изготовлена из полимера Duocell. На входе встроенного 170-ваттного усилителя установлен фильтр с регулируемой полосой пропускания в пределах 35 — 200 Гц и переключателем фазы 0/180 град.

Поскольку в Москве, особенно в самом центре, питающая сеть оставляет желать лучшего, нужно было что-то делать, иначе слушать такой тракт просто бессмысленно. Снова выручил источник чистого питания Accuphase Clean Power Supply PS-500V. Он подавляет ВЧ-помехи и восстанавливает форму переменного напряжения. Например, когда мы с утра включили аппаратуру, индикатор показал 4% искажений, но к середине дня это значение возросло до 10, а напряжение скакало от 207 до 232 В. При этом на выходе PS-500 было стабильно 220 при 0,5% искажений. Как и в прошлый раз, мы подключили к источнику чистого питания все, кроме усилителя мощности.

Система с сабвуфером всегда требует точной настройки перед самым прослушиванием, сколько бы с ней ни возились накануне. В принципе, подогнать Thor под «Балтики» не составило труда, ведь они в буквальном смысле созданы друг для друга. Наилучший результат получился при переключении фазы на 180 град. и небольшом, герц 20 — 30, перехлесте на частоте стыковки. «Балтики» действительно уверенно отыгрывают свой НЧ-диапазон, и даже без саба они звучат, как приличная полочная акустика.

После предварительного прогрева начинаем с классики [1]. Женский вокал при широком певческом диапазоне — коварная вещь. Если есть проблемы с фазовой стыковкой излучателей, то на верхних нотах могут появиться характерные искажения, воспринимаемые на слух как визгливость, отсутствие мелодичности. В нашем случае этого не было и в помине, все звучало очень натурально и живо. Даже немецкий язык, шершавый от природы, обрел плавность и мягкость. Отмечу и правильную локализацию — солисты располагались точно в центре сцены, и лишь некоторые инструменты оркестра «привязывались» к колонкам. Ощущается атмосфера зала, его дыхание. Микродинамика если не выдающаяся, то очень достойная. И еще одна очень важная вещь, которую можно отнести на счет предусилителя — тональный баланс и сцена остаются постоянными при изменении громкости в довольно широких пределах. Правда, на совсем малых уровнях к звучанию системы подмешиваются внешние шумы, а начиная с определенного момента «включается» комната. Подводимая мощность, впрочем, была невелика — даже на пиках сигнала цифровые индикаторы A-50V не показывают более 6 Вт, что обусловлено высокой чувствительностью «Балтиков».

Проверка на драйв [2] выявила склонность сабвуфера несколько смазывать бас на быстрых пассажах, из-за чего не всегда можно было различить манеру игры разных бас-гитаристов на этом диске. Драйвер «Тора» направлен вниз, вполне возможно, что стоит подобрать оптимальное покрытие на полу под ним. Зато все остальное воспроизводится очень адекватно — никакой каши, сумбура, нет холодности. Вы можете сказать, что для столь основательного усилителя, как A-50V, это слишком легкая нагрузка, и будете правы, но ведь в воспроизведении участвует весь тракт... Я попробовал включить коррекцию на C-2400, и вот что получилось. Тонкомпенсация деликатно приподнимает нижний диапазон, и особенно приятно звучание на малых уровнях (что и должно быть, при увеличении громкости эффективность фильтра падает). При этом звуковая картина остается абсолютно той же, что говорит о правильном фазовом согласовании частотнозависимых цепей. Регуляторы тембра предназначены для легкой корректировки АЧХ, но не для исправления ее кривизны, поскольку аппарат такого уровня предполагает наличие ровной акустики и приличного помещения. При повороте ручек Bass и Treble нет горба на центральной частоте, как у многих аналогичных устройств, но происходит линейный подъем от 300 и 3000 Гц. В крайних положениях регулятора сцена немного упрощается, но я не представляю, кому придет в голову слушать музыку таким образом. В центральном положении схема действительно линейна, и ее отключение кнопкой дает лишь легкое изменение уровня.

Коррекция, кстати, пригодилась для старых джазовых записей [3]. Пришлось чуть прибавить высоких, чтобы снивелировать контраст с другими дисками. При этом звуковой почерк системы не меняется, отдельные инструменты не выпирают. Контрабас и тарелки, находясь в зонах максимального подъема АЧХ, остаются на своих местах и звучат очень естественно.

Звуковое пространство на концерте Depeche Mode [4] передается очень точно, бурно реагирующий зал слышен спереди и сбоку, иногда, очевидно, из-за отражений, кажется, что и сзади тоже. Здесь саб и сателлиты действуют очень слаженно, инфранизкие составляющие приходят вовремя и имеют вполне осязаемый фронт. Диск «Металлики» [5] и порадовал, и расстроил одновременно. Хороший напор, разделение инструментов, нет перекоса тембрального баланса (коррекция выключена), но сама музыка кажется чересчур простой, грубой. Боюсь, что с приобретением такой техники придется пересматривать репертуар...

И наконец, переходим к SACD [6]. Диск этот «чистый» DSD, второго CD-слоя нет. Два характерных по звучанию инструмента — кларнет (очень сложный спектр, мощная аура) и фортепиано (масса обертонов, масштаб) и два самобытных музыканта. Звучание немного расслабленное, возможно, чуть менее точное, но очень комфортное и натуральное. Очень похожий эффект наблюдался при уменьшении глубины обратной связи в ламповом усилителе Manley Mahi (см. «СAV» №9/2003) — постепенно появлялось ощущение все большей свободы и легкости, а звуковая картина из контрастной графики постепенно превращается в акварель. Кларнет действительно живой, никаких сомнений. Чувствуется микроструктура его звучания, которую никогда и ни с чем не спутаешь. Партия фортепиано увлекает, не оставляя желания что-либо анализировать.

В последний момент возникает мысль: а неплохо было бы попробовать второй сабвуфер — по одному на каждый шар. Это может быть очень интересно, учитывая, как звучали «Кары» в нашем прошлом тесте. Похоже, это будет еще один шаг навстречу идеалу... n

Музыка, которую мы слушали:

1. Gustav Mahler. Das Lied von der Erde. Ensemble Musique Oblique, dir. Philippe Herreweghe. Harmonia Mundi, 1994. Прекрасные сочинения для мужского и женского вокала. Очень адекватно передана акустика концертного зала.

2. The Rolling Stones, «Bridges to Babylon». Virgin, 1997. Трехмерная сцена, редкий по насыщенности нижний регистр, мощная энергетика. Суровая проверка на артикуляцию баса — почти на всех композициях разные бас-гитаристы, и каждый со своей манерой игры.

3. Stan Getz, «West Coast Jazz». Verve Master Edition, 1999. Великолепные записи 1955 г. — минимум микрофонов, ламповый тракт, никаких пересведений.

4. Depeche Mode, «101». Warner Bros., 1989. Концертная запись, масса пространственных эффектов, почти круговая звукопанорама.

5. Metallica, «Load». Elektra, 1996. Очень плотный саунд, хорошая проверка тракта на разрешение.

6. Eiji Kitamura & Kotaro Tsukabara, «Dream Dancing». SACD stereo reference recording Vol. 2. Джазовые стандарты в исполнении кларнета и фортепиано. Очень точное, мягкое и комфортное звучание.

Тракт, который мы слушали:

SACD/CD-проигрыватель Accuphase DP-85 €13450

Предварительный усилитель Accuphase C-2400 € 8850

Усилитель мощности Accuphase A-50V € 15850

Акустические системы Baltic II € 6600

Сабвуфер Thor в отделке wildcherry € 1840

Источник чистого питания Accuphase PS-500V € 5400

Стойка TAOC SC-4D € 2900

Акустический кабель Acrotec 6N-S1100 € 50 за 1 м

Межкомпонентный балансный кабель Acrotec 6N-A2030 € 270

 

   
ListenListen
ListenListen

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 
           

н а в е р х

ГЛАВНАЯ | РУБРИКИ | АРХИВ | КОНТАКТЫ | АВТОЗВУК
Copyright © "Салон Аудио Видео"